Мюнхгаузену такое и не снилось!

 

 

 

 

Владимир Козлов,
Елена Дзюба
в спектакле "Маленькие трагедии" театра "Скоморох"

 

Мюнхгаузену такое и не снилось!

Татьяна Веснина

Владимир Козлов не торопится подводить итоги

        За дверями что-то шипело, стучало и взрывалось. Свистело, шуршало, падало и пыхтело. Среди всего этого шума и рева, ровного гула голосов выделялся низкий приятный мужской голос. Он, без сомнения, принадлежал Владимиру Козлову. Спутать его невозможно. Но если бы сказала, что этим голосом разговаривал барон Мюнхгаузен, то и тут не было бы ошибки. Детишки смотрели спектакль о невероятных приключениях правдивого человека.

        За неделю до бенефиса артиста Козлова, который должен состояться сегодня на подмостках театра куклы и актера «Скоморох» имени Романа Виндермана, мы договорились с ним встретиться, чтобы поговорить о главном – о театре. Но театральная магия начала действовать раньше...

Три мушкетера

        Самый честный человек на свете может все: слетать на Луну, одним выстрелом убить несколько уток, пролететь на ядре, вытащить себя за волосы из болота. Но в театре куклы и актера «Скоморох» без Владимира Козлова он и рта раскрыть не может. А когда раскрывает, то говорит приятным баритоном с волнующими обертонами...

        У барона Мюнхгаузена есть один знакомый. Симпатичный персонаж, но он крайне редко появляется на публике. Да что там редко – всего два раза, и то на капустниках. И оба раза одет был весьма престранно для публичной встречи – пижама, ночной колпак, дырявая шаль и домашние тапочки. Выходил неизменно со свечой и толстым кондуитом, в который то и дело заносил какие-то пометки, порой остроумно шутил и шутки тоже записывал. Одно слово, архивариус. Поразительно другое, что и он говорил все тем же приятным баритоном, был того же роста и даже той же комплекции, что и артист Владимир Козлов.

        Барона и архивариуса роднит страсть к сочинительству. На этой почве познакомились они с профессиональным литератором Белкиным. Иван Петрович хоть и писатель, но человек немногословный. Все больше сидит и мочит, прямо как памятник. По странному совпадению, и в Белкине угадываются до боли знакомые черты Владимира Козлова.

        Накануне бенефиса артиста, устроенного в честь его 50-летия, трое сочинителей с внешностью юбиляра решили преподнести своему коллеге (Владимир Козлов со студенчества пишет короткую прозу) сюрприз – написать самую правдивую биографию самого фактурного актера «Скомороха». Что у них получилось, можно судить по этим отрывкам. К сожалению, рукопись попала в редакцию неполной, без начала и конца.

Было или не было

        ...Улица Белинского в далекую пору Володиного детства была тихой и не заасфальтированной. Деревянные тротуары по обочинам гравийной дороги ему нравились даже больше, чем деревянные резные теремки, которыми в конце 60-х была застроена вся улица. Ибо толстые доски приятно пружинили под ногами, когда он бежал из школы вниз по улице. Бежал точно летел. Пожалуй, это были редкие минуты окрыляющего счастья. К десяти годам Володя ясно осознал, что врут те, кто называет детство счастливой порой. Пятерки и четверки в дневнике ученика сначала 6-й, потом 8-й школы радовали только родителей и учителей, но не мальчишку. Душа металась, что-то искала, жизнь казалась даже не мачехой, все столкновения с большим миром оставляли рубцы.

        Счастье («когда тебя понимают») пришло нежданно. Под именем студенческого театра миниатюр «Сегодня Студент Смеется, или ТССС». К этому времени Владимир Козлов возмужал, стал нормальным студентом - физиком-политехником. Никаких мыслей по поводу актерской профессии в голове не держал. Но театр любил.

        Триумфальное шествие СТЭМов захватило нашего героя и вовлекло его в компанию таких же «сдвинутых» на театре. По ночам сочинял пародии, писал сценарии, придумывал гэги. Вместе c друзьями изготавливал декорации и реквизит, ставил свет и переписывал известные пьесы, приноравливая их к текущему моменту.

        Имя Валентины Исааковны Кетлиной стоит первым в списке лиц, с которыми пришлось работать артисту Владимиру Козлову. Она первая дала азы театрального драматического искусства. Она же обратила внимание Любови Петровой на фактурного артиста, а та - Романа Виндермана. К этому времени один с «красным дипломом» трудился ИТРом в одном из НИИ, а в свободное время играл в студенческом театре, а другой в переулке Кооперативном создавал свой «Скоморох».

        От предложения, которое сделал Роман Михайлович, трудно было отказаться – сыграть Воланда в спектакле «Было или не было» по роману Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита».Цепь случайностей замкнулась: самодеятельный артист Володя Козлов стал играть на профессиональной сцене.

Путешествие с куклами

        От 20 до 30 лет наш герой пережил любовь. И понял одну простую истину: любовь сохранить сложнее, чем встретить. («Она как шагреневая кожа, полностью выданная сумма, но никак не аванс», - запишет размышления зрелого Козлова г-н архивариус). К 30 уже был женат. Родил двух сыновей. И почувствовал вкус международной славы, вместе с театром исколесив пол-Европы. Конечно, выходить на сцену в спектаклях «Котлован» (Активист) или «Раскольников» (Порфирий Петрович) перед немцами и бельгийцами это одно, а вот на таможне чувствовать себя частью цыганского табора – другое. Но гастроли «галопом по Европам», знакомство с иными театральными школами стали хорошей прививкой против местечкового снобизма и провинциализма.

        Поезд под именем «театр «Скоморох», на подножку которого вскочил Козлов, нес его к звездным ролям. Грангузье в спектакле «Гаргантюа, или Ну, и здоровенная она у тебя» поражал не только своими масштабами – «ручки» и «ножки» персонажа Козлова были гигантских размеров, как и голова, но и своей мягкой грацией. И, конечно, нельзя было не восхититься, с какой легкостью и непринужденностью Владимир Козлов работает с куклой, до боли похожей на него. (Про восхищение зрителей упомянул архивариус).

        «Искусству кукловождения нельзя научить, но можно научиться». (Эти слова актера Белкин предложил вынести в качестве эпиграфа к главе об актерском мастерстве). Вначале Владимир Козлов управляться с куклой учился перед зеркалом. Потом стал «нутром» ее чуять, относиться к ней как к младшему брату. И уже в привычку вошло похлопывать куклу по плечу перед началом спектакля: не подведи, мол. А раньше, в первые сезоны в «Скоморохе», бегал в цеха смотреть, как делают «его» куклу, ругался с бутафорами, спорил с костюмерами. Теперь вполне доверяет мастерам. И даже когда случается конфуз (вдруг голова куклы отскочила во время поздравления одного из чиновников "Белого дома"), знает, как выйти из положения.

        «Что надо? Поймать в спектакле краткий миг вдохновения, когда ты даже о своем персонаже забываешь. Просто растворяешься в пространстве... За такие мгновения можно даже и зарплату не требовать» - это признание артиста Козлова подслушал барон Мюнхгаузен. Про вдохновение поверил, а насчет не брать зарплаты – не согласился.

        Барон же в рукописи называет одно из очень важных качеств Владимира Козлова – уметь слушать партнера, дышать с ним в одном ритме. Такое тонкое чувство партнера, какое возникало в «Стриптизе» между Владимиром Козловым и Александром Капрановым, через несколько лет Козлов продемонстрировал с Дмитрием Никифоровым в спектакле «Дон Кихот», где играл Герцога, антипода и обвинителя Сервантеса - Никифорова. Интеллектуальная дуэль персонажей, сшибка характеров стали стержнем разговоров об искусстве.

        В «Визите старой дамы» это качество – умение слушать партнера – определило успех его роли. Илл – бенефисная роль, она показала, что он может быть трагедийным актером.

Репетиция

        Рукопись дальше была неразборчива. Отдельные имена и названия спектаклей, как опознавательные знаки – Доктор из Болоньи в «Когда кончается фарс» и Бригелла в «Слуге двух господ», Второй Парубок в «Ночи перед Рождеством».

        Тут же приведены цитаты из статей о работах Владимира Анатольевича: «Владимир Козлов – воплощение зрелой мужественности, уверенности, брутальности и чего-то бесовского». Это о его Дон Гуане – в «Маленьких трагедиях». А вот он в том же спектакле в роли импровизатора любовных песен: «Растянувшись во весь свой немалый рост, вспоминает минуты наслаждения...».

        На отдельном листочке вкусовые пристрастия Владимира Козлова – жареная картошка и «что-нибудь мясное», Булгаков и Платонов.

        ...Когда Владимир Анатольевич вышел из образа барона Мюнхгаузена и готов был к беседе, то начал ее с признания:

        - Юбилей – репетиция похорон. Очень не хочется подводить итоги. Для меня важно – я нашел свой театр, он - мой, а я – его.


БУФФ-САД 8 Декабря 2006 (Пятница) № 49
[ Все новости.Томск ]


На главную | Новости | Контакты | |

 



Главная страница