Актер – это самая трудная роль

 

 

 

 

Дмитрий Никифоров
в спектакле "Дон Кихот" театра "Скоморох"

 

Актёр – это самая трудная роль

Татьяна Веснина

Дмитрий Никифоров считает лицедейство благом для себя и спасением для зрителя

        Уход Романа Виндермана, видимо, заставил многое пережить, что-то передумать, а работа с Валерием Вольховском в спектакле «Дон Кихот», где он сыграл главную роль Художника, открыла новый масштаб и новые грани дарования – трагического актера.

        Сегодня Дмитрий Никифоров – универсальный артист, его искусство проявляется и во владении куклой, и в драматическом, психологическом проживании роли. Он – очень тонкий инструмент для режиссера, и сам им разнообразно и точно пользуется.

        Скоморох Дмитрий Никифоров отнекивался, руками-ногами упирался, отказывался от роли царя-батюшки, никак не желал надевать на себя корону, даже в конец очереди встал, чтобы не ему выпало играть самодержца. Но от судьбы не уйдешь. Короновали – а через мгновение скромняга-парень превратился в царя-самодура...

Свинец с крыльями

        Начало нынешнего сезона в «Скоморохе» прошло под знаком Дмитрия Никифорова. Открылся театр двумя сказками, которые поставил Дмитрий Викторович в соавторстве со своей женой Татьяной и музыкальным руководителем Валерием Филоненко – «Шляпа волшебника» и «Таинственный Гиппопотам». Потом был оглушающий успех на фестивале кукольных театров в Омске, где Никифорову вручили диплом за лучшую мужскую роль.

        Каждого из названных событий достаточно, чтобы поговорить и о ролях, и о спектаклях отдельно. Но почему-то вспомнился «Левша», где у Никифорова всего-навсего роль второго плана, а метаморфозы, которые происходят с его героем, невозможно спроецировать на биографию актера.

        От ролей Никифоров никогда не отказывался. Три года назад даже испытал себя в качестве киноактера, снявшись для межрегиональной программы «Что делать?». От «медных труб» Дмитрий Викторович застрахован воспитанием. Скромность - вторая натура Никифорова.

        На человека непосвященного Дмитрий Викторович производит впечатление застенчивого инженера или учителя географии. Работай он в драматическом театре, не уйти бы ему от ролей социальных героев, как бы ни вставал в конец очереди. А вот в театре куклы и актера «Скоморох» у Романа Виндермана при той же психофизике Никифоров сыграл Ивана Бездомного и Левия Матвея, Атоса и Козлова из «Котлована», Мармеладова в «Раскольникове» и Григория Ивановича Муромского («Из Пушкина нам что-нибудь!»). Пожалуй, только скромняга портной Пигва из «Сна в летнюю ночь» да застенчивый брандмайор из «Лысой певицы» в какой-то степени «унаследовали» природные качества актера Никифорова. Но и они не социальные герои.

        А царь из «Левши» (спектакль Валерия Вольховского) потому вспомнился, что после смерти Романа Виндермана на актеров театра, в том числе и на Диму Никифорова, вдруг обрушилась непростая ноша - быть «актером Виндермана». И носить ее не менее тяжело, чем корону. Это неофициальное звание, как свинец с крыльями, как мемориальная доска на шее – почетно, приятно, а нести тяжело. Каждым своим выходом на сцену обязан соответствовать.

        И он соответствует. Потому что привык так работать – глубоко, серьезно, легко, с куражом, добавляя драматизм в комедийную роль и тонкий психологизм в фарс. По-другому не получается. Нельзя забыть то время, когда само общение с мастером во время репетиций или вне их и было тем, что сегодня наш брат, журналист, называет «уроками Виндермана».

        Поэтому не только в «Дон Кихоте» и в «Маленьких трагедиях» - спектаклях, поставленных другими режиссерами, где у Никифорова заглавные роли, - выделяешь его работу, но и в большом многонаселенном спектакле, как «Левша», его «видишь» и не можешь не восхититься умением актера даже в эпизоде создать объемный, яркий характер.

        - Да, я чувствую, что я - актер Романа Виндермана, - соглашается Дмитрий Викторович. - Но это не флаг, которым надо размахивать. Роман Михайлович - он в сердце. Не каждому актеру повезет работать с таким мастером. Понимание, что такое театр, закладывалось во мне тогда.

Привет, Григорий Иванович!

        «Скоморохом» Никифоров стал в 1988 году, когда приехал в Томск по приглашению Виндермана. Но знаком с Романом Михайловичем был много раньше. Будучи студентом Свердловского театрального училища, слушал лекции Виндермана. Играл в дипломном спектакле «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», который ставил Роман Михайлович. И очень надеялся, что по окончании училища учитель позовет за собой ученика. Но... Два года Дмитрий работал в театре кукол в закрытом городе Свердловской области. И хотя быт там был отлажен, как часовой механизм, и квартирный вопрос был решен, многочисленные мишки и зайчики, которых за это время переиграл, так достали, что Никифоров не выдержал и написал письмо учителю. Роман Виндерман ответил приглашением.

        То, что Роман Михайлович выращивал актеров, давал им роли, в которых они могли проявить себя в новом качестве, для Дмитрия стало ясно со временем.

        - После спектакля «Было или не было» он занимал меня в детских постановках. А потом предложил Козлова. И так всегда, каждая новая роль принципиально отличалась от предыдущей, - поясняет Дмитрий. - Например, в мюзикле «Из Пушкина нам что-нибудь!» я должен был играть Белкина. Как вы помните, он весь спектакль сидит неподвижно. Через некоторое время подходит Роман Михайлович и говорит, что Белкин – роль, подобная брандмайору из «Лысой певицы», зачем повторяться, а Григорий Иванович – характер иного плана.

        Муромский–англоман (костюм в клеточку, педант, аккуратист) в исполнении Дмитрия Никифорова оказался последним романтиком русской деревни. Сцена утренней зарядки, где Григорий Иванович упражняется с гантелями и гирями, была одной из самых смешных и стильных в спектакле. Актер пользовался комической краской, но ни разу не пережимал.

        И до сих пор роль Муромского Никифоров считает своей любимой. Здесь, как он говорит, возможность лицедействовать. А лицедейство - для актера благо и проверка его на мастерство.

Сервантес мотает нервы

        Признание, что Муромский – любимая роль, стало для меня откровением. Логично было бы предположить, что на этом пьедестале должен стоять Сервантес в «Дон Кихоте».

        - Ну, что вы, Сервантес мотает нервы, на сцене тратишься так сильно, что потом долго приходится восстанавливаться, - приоткрывает секрет актер.

        В период репетиций у Дмитрия обнаружили язву желудка. Но он и не подумал отменять репетиции. На премьеру вышел с недолеченной болезнью. И может быть, воспаленный взгляд и осунувшееся лицо были не только частью образа?

        Этот спектакль Валерий Вольховский специально ставил на Дмитрия Никифорова. И в память о Романе Виндермане. Помню свое первое впечатление: казалось, Дмитрий играл Романа Михайловича - интеллигента с огромным чувством юмора, который остается самим собой даже в нечеловеческих условиях.

        В голосе Никифорова мне слышались даже интонации Мастера. Сейчас Дмитрий играет человека, преданного искусству, но только искусству. Ведь он обманом выбирается из тюрьмы, оставляя там Альдонсу.

        - Сказать, что я окончательно определил для себя, что это за человек – автор «Дон Кихота», не могу. В 50-й раз выходить на сцену и играть одно и то же – скучно. Поэтому каждый раз я ставлю себе новую задачу и, не ломая внешний рисунок роли, ищу новые черты в облике моего персонажа.

        Это же можно сказать и про других героев Дмитрия Никифорова, которые до сих пор живут на сцене «Скомороха».

Неофициально

        Любит полежать на диване, почитать спортивную газету, поразгадывать кроссворды. В детстве играл в футбол и теннис. Любимые виды спорта – игровые. Любимый цвет – серый и желтый. Любит читать Аркадия Аверченко и слушать альтернативную зарубежную музыку.

Авторитетно

Валентина Головчинер, профессор ТГПУ, критик:

        - Актер Дмитрий Никифоров мне необычайно интересен. В «Было или не было» по «Мастеру и Маргарите» Булгакова он только начинал, и его Иван Бездомный и Левий Матвей были, мне помнятся, «одними из...». Но вот уже в «Котловане» у него появляется большая и серьезная роль. И его тема – испытание человека самыми разными соблазнами. Эта же тема разными гранями открывается и в «Визите старой дамы», и в «Маленьких трагедиях»: что происходит с человеком, насколько он способен удержать даже собственные представления, что такое хорошо и плохо. Персонажи Никифорова могут быть и «акварельными», и гротесковыми.

Досье

        Дмитрий Викторович Никифоров родился в Свердловске. В 1986 году окончил Свердловское театральное училище. С 1988 года живет и работает в Томске, в театре куклы и актера «Скоморох». В репертуарном листе актера – около ста ролей. Член Союза театральных деятелей с 1992 года. Награжден дипломом «Лучшая мужская роль» на III Всесибирском фестивале театров кукол в Омске. Поставил три детских спектакля - «Сказки для Тигра», «Шляпа волшебника», «Таинственный гиппопотам». В 2003 году снялся в короткометражном фильме «Алешка» (ТГРК, режиссер – Андрей Киселев). Женат. Жена – Татьяна Никифорова – бутафор театра кукол «Скоморох».


БУФФ-САД 1 Декабря 2006 (Пятница) № 48
[ Все новости.Томск ]


На главную | Новости | Контакты | |

 



Главная страница
Реклама:
Если организация хочет охраняться у чоп но перечень это запрещает.