Судьба артиста

 

 

 

 

Евгений Долгашов
Актёр ТДТ

 

Судьба артиста

Татьяна Веснина

Томск стал последней пристанью вечного странника – российского актера Евгения Долгашова

        Русский театр начался с актера. Его имя известно – Федор Волков. Известен и день рождения театра – 30 августа 1756 года. Именно в этот день императрица Елизавета Петровна подписала указ об учреждении первого профессионального театра в России.

        Эти знаковые даты в Томской драме, которая всего лишь на сто лет младше, вчера предполагали отметить торжественным собранием и продолжением высадки аллеи актерской славы. Красиво, символично и с надеждой.

        Но недаром эмблемой театра испокон веков являются две маски – комедии и трагедии, смех и слезы всегда рядом. В жизни и на сцене. Драматические обстоятельства переменили планы. В день рождения театра артисты, творческие работники и все присные Томской драмы хоронили бывшего артиста томской труппы – заслуженного артиста России Евгения Андреевича Долгашова.

        Он уехал из Томска в октябре 2003 года, отдав нашему городу 7 лет творческой жизни. Вернулся в Комсомольск-на-Амуре, откуда его в 1997 году переманил Юрий Ильин, в ту пору главный режиссер Томского драматического. Уехал, но друзья здесь остались. И время от времени он заезжал, гостил. Вот и этим летом, возвращаясь домой из Москвы, он завернул в Томск.

        Остановился у Юрия Рудского. Встречался со старыми приятелями. Поскольку он был человеком добрейшей души, очень порядочным, умел дружить и ценил этот божий дар, то друзей у него было много. Выпивал. Не без того. Как говорил еще Александр Островский, место актера в буфете, и Евгений Андреевич это место хорошо знал.

        Он умер один, в пустой квартире. Друзья только через несколько дней обнаружили тело. И вспомнили, что незадолго до этого Евгений Андреевич жаловался на сердце. В июле ему исполнилось 63.

        Кого звал он на помощь в свою последнюю минуту? Какие мысли и видения пронеслись в его голове перед тем, как душа артиста отлетела в вечность? Теперь это тайна вечности.

        Живыми остаются воспоминания и скупые биографические факты.

        Евгений Долгашов родился в Баку. В 1966 году окончил ГИТИС, получив диплом актера театра и кино. Актерская профессия тогда не предполагала оседлого образа жизни. Вот и Евгений Андреевич поколесил немало по стране, выступил перед разным зрителем.

        В Томск приехал в феврале 1997 года уже в звании заслуженного артиста России. Юрий Ильин тогда репетировал «Мандат» Николая Эрдмана. И ему нужен был Сметанич, гротескный вариант человека, «из бывших». Долгашов идеально подходил для этой роли. И он хорошо ее сделал. Его Сметанич картинно запрокидывал голову, поправлял прическу, говорил нарочито манерно, как положено человеку благородных кровей. А сам в душе был трусоват и мелочен.

        К его актерским удачам можно отнести и роль Эрве Монтеня, драматурга и постановщика своей пьесы, в спектакле «Публике смотреть воспрещается». Александр Ланговой вспоминал, что на одной из репетиций Долгашову сильно досталось от Феликса Григорьяна, ставившего «Публику». Когда актеры пошли на перекур, в гримерные, Евгений Андреич не сдержал эмоций: «Г...но!» Актеры, воспитанные Григорьяном, опешили. «Это я – г...но!» - пояснил Долгашов и махнул рукой. А на премьере он был блистателен. Свою манеру бурно жестикулировать во время разговора он подарил своему персонажу. А персонаж актеру – возможность почувствовать себя хозяином положения, делать так, как он «это видит»...

        Когда репетировали «Любовную карусель» с Олегом Рыбкиным, Евгений Андреевич сильно сокрушался, что разучился играть секс на сцене. Были за семь лет и другие роли, и вводы. Удачные, менее удачные...

 

Когда стало известно о смерти Евгения Андреевича, я сразу вспомнила спектакль «Сцена N 7». Это была его бенефисная роль. (Пьеса Николая Коляды так и называлась «Бенефис».) Долгашов играл старого актера, которому не предлагают больших ролей. А предлагают роли грибочков, зайчиков. Он напяливал смешные заячьи уши, скакал по сцене, в сердцах сдергивал костюм. И, оставшись перед зеркалом, читал монолог Короля Лира. А заодно и монологи его дочерей. Читал очень хорошо. Так, в отраженном свете, томская публика увидела Евгения Долгашова в трагичнейшей шекспировской роли, в которой он блистал в Комсомольске-на-Амуре и в Хабаровске. На пленке (художник Дмитрий Гребенкин впервые в Томской драме применил видеотехнику как театральное выразительное средство) крупным планом лицо актера. И вдруг все увидели, какое оно красивое. И столько в его глазах было боли! Долгашов, по сути, играл себя. А потом его герой садился в поезд, ехал в театр его мечты... А театр этот оказался по другую сторону реальности.

        Не на сцене, а в жизни Евгений Андреевич тоже не доехал до своего театра, где восстановил «Сцену N 7». Его хоронил Томский драматический театр. Хотя и он давно уже не числился в его штате. Но актерское братство превыше бюрократических границ.

"Сцена" об актерах | Сцена №7: невеселые картинки | Фотографии из спектакля

БУФФ-САД 1 Сентября 2006 (Пятница) № 35
[ Все новости.Томск ] /vesti70.ru/stats/full/?id=3975


На главную | Новости | Контакты | |

 



Главная страница
Реклама:
упаковочные ленты
Где купить школьный аттестат в ставрополе.
дачное строительство деревянных домов, технология строительства velox.