Карло Гольдони
на главную страницуна главную страницу

Энциклопедия Брокгауза
/libriary.boom.ru/encyclo/brokgauz/b00000074.htm

Гольдони (Карло Goldoni) - известный итальянский драматург, род. в Венеции в 1707 г. В доме деда своего, большого любителя театра, он уже ребенком знакомился с сценическими представлениями. Изучая, по приказанию отца, медицину, он больше читал Плавта, Теренция, Аристофана, Менандра и вместе с тем усердно посещал театр, водил компанию почти исключительно с актерами и актрисами. Уступая его просьбам, отец позволил ему переменить факультет. Сперва в Венеции, потом в Павии Г. занимается юридическими науками, но гораздо усерднее знакомится с драматической литературой вообще и итальянской в частности, причем с прискорбием замечает в последней отсутствие чего-либо достойного внимания и, несмотря на свои 16 лет, задумывает реформу в этой области. За сатиру в драматической форме: "Колосс" его удалили из Павии, после чего он учился некоторое время в Удинэ, а затем в моденском университете, где и окончил курс. Вступил в адвокатское сословие (в Венеции) и с успехом ведя процессы, Г. сочинял трагедии - что наименее соответствовало свойству его дарования и потому выходило очень неудачно, - и либретто для оперт, и те и другие стали появляться на сцене, но без успеха. На свою настоящую дорогу, сразу доставившую ему громкое имя, Г. вступил только комедией "Светский человек" (L'Uomo di Mondo), за которою последовали: "Мот" (Il Prodigo), "Банкротство" (Il Fallimento), "Обманщик" (L'Impostore) и др. В течение одного года им было написано для венецианской публики шестнадцать трехактных пьес. В 1761 г. Г. навсегда оставил свое отечество, чтобы поселиться в Париже, куда его вызвала дирекция тамошнего итальянского театра. В два года он написал там 24 пьесы, из которых удержались в репертуаре 8 и которым сам автор придавал так мало значения, что почти не бывал на представлении их; тем охотнее он посещал театр французской, где все более и более росло его восторженное сочувствие к Мольеру. Занятие должности учителя итальянского языка, внезапная потеря одного глаза, приглашение из Лондона писать пьесы для тамошнего итальянского театра, громадный успех написанной им по-французски комедии "Благодетельный Брюзга" (Le Bourru bienfaisant), за которою последовала еще одна французская, менее понравившаяся парижской публике, продолжение литературной деятельности и на родном языке - вот главные биографические факты за последнее время жизни Г., умершего в Париже в 1793 г.
Литературное наследие Годьдони - более 200 пьес, между которыми всего больше комедий, из этих последних одни (напр. "Патеда") относятся к жанру "слезливых комедий", другие - веселые буффонады из народной жизни и так ваз. "комедии характера" (напр. "Трактирщица", Locandiera; "Комический театр", Il teatro comico; "Осажденный богач", Il Ricco insidiato; "Скупой", L Avaro; вышеупомянутый "Благодетельный Брюзга" и мн. др.). На этой-то второй категории зиждется огромное значение Г. в итальянское литературе и та слава, которою он пользовался и пользуется в Италии, давшей ему характеристический титул своего "protocomiсо" (как Греция назвала Аристофана "комиком"). И в его втором отечестве, Франции, такой строгий судья, как Вольтер, называл его (в письме к нему) "сыном и живописцем натуры", человеком, "очистившим итальянскую сцену, изобретающим фантазиею и умеющим писать здравым смыслом", восхвалял "чистоту, естественность" его стиля. Итальянское общество и народ нашли себе в нем удивительного живописца. Если, по характеристике итальянского критика, "театр Г. похож на большую, людную ярмарку, где встречаешь людей всякого характера и всякого сословия, то первое место на этой ярмарке занимает низший класс. Ни в чем дарование Г., его vis comica, не обнаружилось так ярко и широко, как в его так наз. "венецианских" народных комедиях; тут сравнение с ним может выдержать разве только Плавт, с которым у Г. вообще немало точек сходства и соприкосновения.
В литературном отношении пьесы Г. приобретают особенное значение рисовкою характеров, чему он придавал очень высокую цену, идя по следам Мольера (Г. так и называют итальянским Мольером). В этом создании "комедии характера" и заключается реформа Г. в области итальянской драматургии. Завещанные итальянской комедии еще римскою так наз. четыре "маски", которые вследствие своей вековой неподвижности, приобрели плачевную шаблонность и утратили всякую жизненность - эти "маски" Г. заменил реальными лицами, выхваченными прямо из жизни. Грубую, большею частью импровизированную арлекинаду он заменил тонким и серьезным "жанром", в котором главное - изображение действующих лиц, их смешных сторон, слабостей и недостатков. Строгий пурист-эстетик найдет в комедии Г. недостатки в роде, напр., излишней бесцеремонности в изображении и особенно в языке; его современник и враг, известный драматург Гоцци, прямо обвинял его в том, что "он представлял на сцене только ту правду, которую находил у себя пред глазами, и копировал ее осязательно и грубо, вместо того, чтобы подражать натуре с подобающими писателю деликатностью и утонченностью". Но такие обвинения, неосновательные сами по себе, теряют всякий смысл, когда применяются к писателю чисто народному: притом же недостатки эти - если они действительно недостатки у Г. весьма незначительны и обильно выкупаются достоинствами. Главным материалом для биографии Г. и истории его литературной деятельности служат его "Мемуары", напечатанные им сперва по-французски в 1787 г. под загл. : "Memoires de М. Goldoni, pour servir a l'histoire de sa vie et a celle de son theatre", а год спустя им же переведенные на итальянский язык. Ср. Ferdinando Meneghezzi, "Della vita e delle opere di Carlo Goldoni" (Мил., 1827); Luigi Carer, "Saggi sulla vita e le opere di Carlo Goldoni" (Венеция, 1825); Gherardo de'Rossi, "Del moderno teatro comico italiano e del suo Restavratore Carlo Goldoni" (Бассано, 1794); Molmenti, "C. Goldoni" (1875). Подр. разбор некот. комедий Г. см. в "Geschichte des Drama's", Клейна (т. VI, 1, Лпц., 1868); обстоят, статью о нем - в сочинении Simonde de Sismondi, "De la litterature du midi de l'Europe". На русс. язык переведены комедии "Веер" (П. Д. Боборыкиным) и "Трактирщица" (старинный перевод кн. Шаховского, под заглавием "Мирандолина").

Журнал Russ.ru
/www.russ.ru/culture/textonly/20010529_tima.html

Спектакль "Арлекин, слуга двух господ" был поставлен Стрелером в Театре Пикколо ди Милано в 1947 году. Считается, что это произведение театрального искусства опровергает суждение о недолговечности и непрочности спектаклей. Вот ведь играется спектакль полвека, а театральный курилка Арлекин - жив-живехонек. Все же, если смотреть на фотографии старого спектакля, видишь, что нынче играется нечто иное.

Стрелер обожал Гольдони. В своей книге он защищал его от Гоцци (главного театрального врага) с такой страстью, будто Гольдони был его единственным сыном. Но если бы Гольдони увидел спектакль "Арлекин, слуга двух господ", он возненавидел бы Стрелера. Дело в том, что Гольдони потратил жизнь на то, чтобы откреститься от традиции комедии дель арте. Он был против использования диалектов, против масок как таковых, он хотел, чтобы их место заняли персонажи с меняющимися по ходу развития действия характерами. Даже главного героя зовут в его пьесе не Арлекин, а Труффальдино. Стрелер поставил "Слугу двух господ" по всем правилам комедии дель арте. Традиционны две влюбленные пары, которые не носят масок потому, что сама молодость считалась маской, но воздевают руки к небу, вздыхают, поют и танцуют, как ожившие марионетки. Традиционны старики: один пузат и малоподвижен, другой - тощ и суетлив. Традиционны слуги - смешно заикающийся на любом слове, начинающемся с "ко", а потому похожий на молодого петушка Бригелла и веселая простоватая Смеральдина. Дамы и кавалеры говорят на литературном итальянском, а маски - на умопомрачительных диалектах. Так и полагалось в народной традиции. В спектакль введены лацци - своего рода передышки в пути сюжета, которые заполнялись актером-импровизатором. Арлекин Солери садится на письмо и потом долго ищет его, старательно оборачиваясь к залу задом, на котором как раз и красуется дорогая пропажа. Арлекин ловит муху, долго, смачно обрывает у нее лапки, да еще и ест их к тому же. Арлекин с поистине цирковым проворством ловит вылетающие из-за ширм тарелки, относит их в кулису и успевает добежать до противоположного края сцены, откуда вылетает очередная порция кухонной утвари. Арлекин резвится с дрожащим на блюде пудингом и шлепает его по "щечкам", как пухленького младенца. Арлекин лезет в сундук, в тесном его пространстве каким-то непостижимым образом умудряется переоблачиться в белую рубаху с длиннющими рукавами, и вывешивается из сундука уже и не как маска даже, а как ярмарочная кукла - Пульчинелла, Полишинель, Петрушка.

То, что в комедии дель арте было импровизацией, здесь намертво закреплено режиссером. В этом и состоит единственная уступка Гольдони, на которую пошел Стрелер ( Гольдони не любил импровизаций.) Ни о каких характерах здесь и речи нет. Об Арлекине можно сказать только, что это злобное, вечно всех передразнивающее и на всех наживающееся существо, прожорливое, как Гаргантюа и Пантагрюэль в одном флаконе, но без малейших признаков совести. Ближе к финалу ему все чаще достаются тычки и тумаки, на голову ему валится одна неприятность за другой, а его не жалко. Плачет по нем палка.

 




Если вы пользуетесь материалами этой страницы - ставьте ссылку
"АФИША: спектакли томских театров" /tafiz.ru
Copyright © 2001-2002 Андрей Киселев

Главная страница
Реклама:
duracell вообще или
 
recovery files mac
disk recovery software mac;CANADIAN PHARMACY Online :: Licenesed Canadian Pharmacies :: 70% OFF! :: Fast & Free Shipping.;order cialis online pharmacy;list drugs;canadian pharmacies shipping usa