История томского театра 1941-1946
ТДТ ТЮЗ Скоморох Северский ТЮЗ

В.И.Суздальский

"И они ковали победу" (1941-1946)

        ПЕРВОЕ ВОЕННОЕ лето стало последним для Томского театра имени А.В.Луначарского. Нет, с театром ничего трагического не произошло, он существует до сих пор, и даже имя наркома носит по-прежнему,— просто он перестал быть томским.

А случилось так. Летом сорок первого в Сибирь были эвакуированы многие театральные коллективы из оккупированных фашистами городов. В Новосибирскую область (она образовалась в 1937 году из Западно-Сибирского края, и Томск до 1944 года оставался городом областного подчинения) прибыло десять таких сценических коллективов. Местные труппы уступали им сцены, а сами перебирались в другие города. Театру имени Луначарского было предложено слиться с Кемеровским драматическим, который к тому времени насчитывал всего семь лет своей истории. И 3 августа томичи выехали к новому месту работы. Главным режиссером и художественным руководителем объединенного коллектива был назначен В.В.Гарденин. Привезя в Кемерово интересный репертуар и крепкий творческий состав, томичи по праву задали тон в работе.
         А за неделю до отъезда труппы Гарденина, 28 июля в Томск прибыл Первый Белорусский государственный ордена Трудового Красного Знамени драматический театр. Сейчас этот коллектив носит звание академического и имя Янки Купалы, а вот орден он получил еще в 1940 году, что было в тогдашнем театральном мире большой редкостью.
         Война застала Белорусский драматический на летних гастролях. Декорации, костюмы, бутафория, реквизит,— почти все осталось в Минске. И, уезжая в Кемерово, томский коллектив оставил минчанам немалую часть своего театрального имущества.
         Многим томичам памятны искренние, ничем не сдерживаемые слезы старой актрисы Стефании Станюты, через сорок лет вновь попавшей в наш город. Правда, в этот раз причина была другая: обычные гастроли... Обычные? Я пожалуй, оговорился: такого тепла, такой душевности в отношениях приезжего театра и его аудитории мне, пожалуй, еще не приходилось видеть.

         Необычность гастролей заключалась еще и в том, что они посвящались 40-летию Победы в Великой Отечественной войне и были обменными: одновременно труппа Томского драматического театра выступала в Минске. (Примечание М.Смирновой).

        Причем чувства были вполне взаимны: не только Стефания Станюта, ныне народная артистка Советского Союза, но и намного более молодые ее коллеги, которые и войны-то не помнят в силу своего возраста, со всею сердечностью благодарили сибиряков за тот кров и тот хлеб, за ту человечью доброту, за те проявления участия, которыми они делились с людьми из дальнего Минска. А томичи, и тоже — вне зависимости от возрастов, вспоминали живые легенды о том, как белорусские артисты помогали своим искусством выстоять и победить.
         Чем суровее испытания, тем выше ценность творческой профессии. Мы много знаем о том, что значило для блокадного Ленинграда первое исполнение новой симфонии Шостаковича, мы в десятках воспоминаний читали, как бойцы на передовой встречали артистов, как песня Утесова или одно только появление на импровизированной сцене между блиндажей Любови Орловой становились самым действенным и грозным оружием. Но пока еще очень мало написано, что значило искусство для тружеников далекого тыла, для тех, кто — святая формула! — в тылу ковал Победу. Искусство — не заменитель хлеба насущного, когда этого хлеба — остро в недостатке; искусство — не духовный наркотик, позволяющий хоть ненадолго забыться в мире иллюзий; искусство — могучая сила, мобилизующая разум, формирующая мировоззрение, пробуждающая волю,
         Вот статистика. За три года работы в нашем городе Белорусский драматический театр восстановил 11 прежних и создал 14 новых постановок. Минчане дали в одном только Томске 870 спектаклей, которые посмотрели 747 тысяч человек! А кроме того были гастроли в Новосибирске летом 1942-го, и двухмесячная поездка по области летом сорок третьего. В том же 1943-м театр сформировал фронтовую бригаду актеров, которая дала 65 спектаклей и 71 концерт в воинских частях действующей армии.
         Существенная подробность. Первые спектакли в Томске театр давал на белорусском языке. Но вскоре по инициативе самих артистов весь репертуар был переведен на русский и заново разучен — огромная творческая работа!
         Какие постановки увидела томская сцена? Разумеется, игрались произведения русской, белорусской и зарубежной классики, но основное творческое внимание театр уделил постановке пьес, посвященных Великой Отечественной войне, показу героев фронта и тыла, сплочению патриотических помыслов на борьбу с врагом. «Фронт» и «В степях Украины» А. Корнейчука, «Партизаны» Кондрата Крапивы, «Русские люди» Константина Симонова—театр показал томичам все лучшие пьесы тех суровых лет.
         Ровно через три года после приезда в Сибирь, в августе 1944-го, Белорусский драматический вернулся в освобожденный Минск. Но — вот знаменательная черта, характеризующая отношение государства к силам искусства! — сцена не должна пустовать. И задолго до прощания с белорусами началась работа по созданию в только что образованной области нового театра. В 44 номере газета «Красное знамя» поместила объявление о том, что Томский областной театр драмы покупает у населения предметы театрального реквизита, антикварные книги по искусству. А осенью сорок четвертого в Томск был переведен из КолпашеваНарымский окружной театр, созданный за два года до этого стационированием одного из передвижных колхозно-совхозных театров. Его художественным руководителем был популярный актер Ленинградского театра имени А.С.Пушкина, будущий народный артист СССР и звезда экрана В.В.Меркурьев. Впрочем, его всенародная кинематографическая слава расцвела по-настоящему только два года спустя — после «Небесного тихохода», томский же эпизод остался в биографии Василия Васильевича кратковременным. Но колпашевцы должны помнить о том, что их городу этот замечательный артист отдал около двух лет. Так же, как и его жена, режиссер Ирина Всеволодовна Мейерхольд, дочь великого Мейерхольда.
         Вообще о Нарымском окружном известно мало — во всяком случае, меньше, чем того заслуживает театр, работавший далеко не в театральном краю, в северной глубинке тогдашней Новосибирской области, в местах, приспособленных тогда скорее для ссылки, нежели для развития искусства. Мне удалось выяснить, что коллектив этот существовал в условиях двух стационарных площадок — в Колпашеве и в Каргаске, что объяснялось, видимо, огромностью расстояний и транспортными сложностями; что летом 1943 года состоялись гастроли нарымчан в Новосибирске, где были показаны «Мещане», «Правда хорошо, а счастье лучше», «Надежда Дурова», «Поздняя любовь», и ежедневно во время этих гастролей артисты давали шефские концерты в госпиталях; удалось узнать имена артистов, составляющих труппу; обнаружил я еще и дату увольнения В.В.Меркурьева и И.В.Мейерхольд: 30 августа 1943 года...
         Кажется, мой рассказ начинает напоминать перечень знаменитостей... Пусть так,— но вот еще одно громкое имя: Павел Антокольский.
         Поэта Павла Антокольского знают все, кто так или иначе прикасался к русской словесности. Высоко авторитетен Антокольский как мастер поэтического перевода.
         А вот артист и режиссер П.Г.Антокольский известен гораздо менее, хотя этот человек просто не мыслил своей жизни без театра, которому отдал многие годы.

        Поэзия с театром навсегда
        Обвенчаны — не в церкви, в чистом поле.
        Так будет вплоть до страшного суда,
        В свирепом сплаве счастия и боли, -

        так он говорил об этом. Говорил о взаимопроникновении муз и о своей судьбе.
         В Томск Павел Григорьевич Антокольский приехал как худрук коллектива, имеющего недолгую, но удивительно насыщенную историю.
         В годы первой пятилетки на строительстве автомобильного завода в Нижнем Новгороде был создан театр, назвавший себя очень распространенной в то время и не требовавшей расшифровки аббревиатурой —ТРАМ. Поскольку терминология той эпохи большинству теперешних читателей уже не ясна, расшифрую: ТРАМ — это Театр рабочей молодежи. Его режиссеры и артисты, художники и бутафоры жили коммуной в бараке, по фронтону которого был вытянут красный транспарант: «Ударно работать на стройке и строить советский театр!». А когда фронт строительства социализма распространился и на сельское хозяйство, театр переориентировали на обслуживание коллективизированной деревни и дали ему название Четвертый Горьковский колхозно-совхозный театр. О нем была написана целая книга: «Театр колхозной деревни» П.Тарасова Над коллективом шефствовали вахтанговцы. Он получил имя героя-летчика, волжанина Валерия Чкалова. Потом — военная судьба: бывший ТРАМ, а затем Четвертый колхозно-совхозный театр стал — фронтовым. Три с половиной года работал этот коллектив в составе действующей армии, а потом... потом оказался как бы без прописки. Правда, очень-ненадолго: в начале последнего военного года постановлением Совнаркома Российской Федерации он был переведен па постоянную работу в Томск, где, слившись с Нарымским театром, образовал новый творческий организм — Томский областной театр имени В.П.Чкалова.
         Во избежание дальнейших недоумений тут нужно бы остановиться на театральном имени. Как ни крути, с Валерием Чкаловым получилась в данном случае некоторая непонятица: если для волжан великий летчик был все же земляком, то ни к Томску, ни к театру он отношения, прямо сказать, не имел. И хотя его имя у Томской драмы никто не отнимал — да-да. не удивляйтесь! строго говоря, наш драматический официально до сих пор имени Чкалова! — но оно ушло естественным путем, и вот уже четверть века не фигурирует в названии. Может быть, безымянность это не так уж и худо: в стране слишком много театров, носящих, порою без всяких оснований, имена одних и тех же замечательных людей; во всяком случае, существует как бы вакансия, которую никогда не поздно занять, назвав театр в честь одного из наших славных земляков. Выбор богат.
         Первая труппа нашего областного театра была богата яркими актерскими индивидуальностями: П.Аверичева, Л.Брусин, Ю.Жилина, Б.Карпов, М.Кузнецов, Н.Куличенко, Т.Лондон, Б.Малышев, М.Стряпкина, артист и режиссер Г.Иванов, актер и художник С.Постников.
         Свою творческую жизнь новый коллектив начал спектаклем по пьесе А.Гладкова «Давным-давно» в постановке А.А.Некрасовой. В дни победных боев, когда война оставила, наконец, советскую землю и полыхала уже на вражеской территории, когда победа была не только близка, но всеми предвкушаема,— в такие дни героическая комедия «Давным-давно» была просто обречена на успех. Любовные перипетии Шурочки Азаровой и поручика Ржевского в исполнении М.Стряпкиной и Б.Карпова завоевали бесконечные зрительские симпатии. Три сезона подряд этот спектакль собирал полный зал.
         ... Война кончилась, и впервые за многие годы люди испытали огромную, ничем не замутненную радость. Впереди открывались необъятные горизонты. И программная статья, рассказывающая о планах молодого театрального коллектива (она была опубликована в сборнике «Томск», единовременном издании областной литгруппы, в июле 1945-го) называлась: «Перспективы хорошие». Позволю себе дать обширную цитату из этой статьи:
         «Томский областной драматический театр имени В.П.Чкалова работает в Томске всего около двух месяцев. За это время дано 46 спектаклей, их посетило около 50 тыс. зрителей. Эта цифра показывает, что удельный вес театра в культурной жизни города становится значительным.
         Наш театр сыграл пока четыре пьесы: «Сады цветут», «Давным-давно», «Женитьба Фигаро», «На дне».
         В период весенней посевной кампании бригады театра обслужили 14 колхозов, дали 19 концертов. Театр регулярно дает свои концерты в госпиталях. В пионерских лагерях, в детских санаториях — везде наши актеры — желанные гости...
         Сейчас помещение нашего театра на ремонте. Мы работаем в клубе имени Сталина. В этом клубе мы поставили новую нашу работу — пьесу «Лес» Островского. Сейчас театр готовит одновременно три пьесы «Ромео и Джульетта» Шекспира, «Так и будет» Симонова, «Свадьба Кречинского» Сухово-Кобылина. Кроме того, силами молодых артистов подготавливается для детей младшего возраста «Сказка о Иване-царевиче, о земле родной, о матушке любимой». На днях мы приступаем к работе над «Дворянским гнездом» по И.С.Тургеневу... Театр берется за большие полотна, он уверен в своих силах, уверен и в своем зрителе, считая, что именно он этого хочет и что именно это ему нужно.
         До конца 1945 года мы намечаем поставить «Кремлевские куранты» Погодина. Театр берет на себя ответственность показать образы великих вождей революции Ленина и Сталина. В Томске этого еще ни один театр не делал...
         Мы еще не наметили репертуар на 1946 год но линия нам ясна: только крупно, только лучшее из русской и мировой классики, из современной зарубежной и родной литературы».
         Замечательное начало!
         «Ромео и Джульетту» поставил Антокольский. Предваряя спектакль, он писал:

        Сегодня музыка ворвется в этот зал.
        Поверьте мне, в бессмертие поверьте.
        Поверьте в то, о чем Шекспир сказал,
        Что жизнь любви сильнее всякой смерти.

         Спектакль получился исполненным высокого трагедийного пафоса, действие его разворачивалось с поражающей силой. Главным героем спектакля стала всепобеждающая молодость.

         Она все клятвы жаркой кровью пишет
        И все, что ненавидит, жжет дотла.
         И если жизнь,— она всей грудью дышит,
        А если смерть, то смерть ее светла.

         В программе к спектаклю Павел Григорьевич переложил те же мысли еще и языком прозы: «Любовь Ромео и Джульетты кончится печально, трагедия эта говорит о том, что беззаветная любовь и беззаветная ненависть всегда героичны. Ради любви и верности друг другу Ромео и Джульетта вызвали на бой общество, весь строй жизни, все силы земли и неба; ради своей любви они пошли на страдания и гибель. Вот почему они оба близки нашей молодежи, которая умеет беззаветно любить и беззаветно бороться за то, что она любит». Спектакль был горячо принят теми, кому его адресовал Антокольский.
         Со сцены нашего театра прозвучали главы поэмы «Сын», которую Павел Григорьевич посвятил памяти своего погибшего сына-солдата. Кстати, уже в следующем, 1946-м году, эта поэма получила Сталинскую премию.
         В.Н.Наумова-Широких, директор Научной библиотеки ТГУ,— я о ней уже говорил раньше,— была большой ценительницей и знатоком театрального искусства, как о том можно судить хотя бы по ее статьям и рецензиям в «Красном знамени» за тридцатые-сороковые годы. П.Г.Антокольский, как режиссер, не однажды обращался к ней за помощью в подборе исторических и иконографических материалов, необходимых для воссоздания эпохи театрального действия. Надо ли говорить, что помощь всегда бывала оказана? Благодарный поэт посвятил Вере Николаевне стихотворение «В библиотеке», опубликованное позже в его сборнике «Десять лет». Для исследователей творчества Антокольского должна представлять интерес и его статья «Из истории театра», опубликованная в областной газете 15 мая 1945 года.
         ... Пытаться определить, какой конкретно след оставил тот или иной мастер в культурной жизни того или иного города, занятие бессмысленное: слишком расплывчаты критерии, слишком трудно-отличимы оттенки... Всего около года пробыл в Томске Павел Антокольский, примем это как факт. И что тут добавишь? Разве что слова классика: «Но с благодарностию: были»...

         А вот малоизвестный факт в истории томского театра.
         31 июля 1946 года областное радио возвестило: «В Томске создан новый творческий коллектив, именуемый «2-ой Областной театр Драмы». Художественным руководителем приглашен молодой режиссер Виктор Цейтлин».
         Коллектив, созданный Комитетом по делам искусств РСФСР по ходатайству томского руководства, имел целью давать спектакли на сценических площадках города, а с началом навигации — обслуживать населенные пункты области.
         4 ноября 1946 г. на сцене Дома Офицеров состоялась премьера спектакля «Старые друзья» по пьесе ленинградского драматурга Л.Малюгина в постановке основного режиссера театра Софьи Сапожниковой.
         В многообразном репертуаре театра — отечественная и зарубежная классика, советские пьесы: «Женитьба Белугина» и «Бесприданница» А.Островского, «Украденное счастье» И.Франко, «Коварство и любовь» Ф.Шиллера, «Ночь ошибок» О.Гольдсмита, «Машенька» А.Афиногенова, «Платон Кречет» А.Корнейчука и др.
         Через год театр был откомандирован в Колпашево, где работал под рабочим названием Городского театра Драмы. Недальновидная политика тогдашнего советского руководства в области искусства лишила многие театры финансовой поддержки (детские, оперные, городские и т. п.). Томско-Колпашевский театр постигла эта же участь, и в июне 1948 г. он прекратил свое существование.
         В труппе театра было много подлинно талантливых актеров; о чем говорит их дальнейшая судьба. Виктор Калинченко перешел в Облдрамтеатр, став впоследствии заслуженным артистом. Народным артистом Киргизии стал С.Кочетов, перешедший во Фрунзенский русский театр драмы. Заслуженным артистом Черкесии стал А.Ногайцев. Главным режиссером Томского телевидения стал автор этих строк. Кузбасской студии телевидения — Ф.Ягунов. Другие артисты гармонично влились в различные творческие коллективы страны (Справка В.Цейтлина).
дальше

 

Александра Федоровна ПерегонецВладимир Владимирович ГарденинВиктор КалинченкоПавел Григорьевич Антокольский

двойной клик для получения большого фото


Если вы пользуетесь материалами этой страницы - ставьте ссылку
"АФИША: спектакли томских театров" /tafiz.ru
Copyright © 2001-2002 Андрей Киселев

Главная страница
Реклама:
Парео, купальники 2010, одежда для отдыха на море - Купить купальники 2010
 
Шcalla юного барыги. Как продавать по телефону так, чтобы мама тобой гордилась скачать fb2