Кардиограмма любви: диагноз томским театрам

 

 

 

 

Владимир Варенцов
в спектакле "Ричард III" ТДТ

Последняя жертва
спектакль СТДЮ

Калека с острова Инишмаан
спектакль ТЮЗ

Кардиограмма любви: диагноз томским театрам

Татьяна Веснина

Московские критики прощупали пульс театральной жизни

       В качестве эмблемы областного театрального фестиваля выбрали маску. Что вполне естественно и вытекает из самого названия. В контексте восьмого по счету смотра творческих сил Томской области этот общетеатральный символ получил конкретное наполнение.

А под «Маской» было звездно

       Маска интригует, хранит тайну. Так вели себя члены жюри во главе с народным артистом России, главным режиссером Театра Моссовета Павлом Хомским до оглашения результатов.

       Зато Павел Осипович с удовольствием рассказывал о томских гастролях Театра Моссовета в 1978 году. И с еще большим удовольствием вспоминал 1941 год, когда он 17-летним приехал в Томск, где на электроламповом заводе работал его отец заместителем директора. Здесь он сначала поступил на филологический факультет, потом в театральный институт, затем в артиллерийское училище. Отсюда он уходил на фронт.

       Под маской умышленно прячут лицо до урочного часа. До начала фестиваля не обо всех 16 спектаклях-участниках зрители имели даже приблизительное представление. Хотя в фестивальную афишу были включены названия, появившиеся в репертуаре театров за последние два сезона. Но были и недавние премьеры, как «Последняя жертва» или «Бал в Савойе», которые только-только подоспели к началу театрального праздника.

       Маска может обмануть врага, умилостивить духов, но может и ввести в заблуждение. Итоги фестиваля далеко не у всех вызвали согласие. Заинтересованную публику, которая посмотрела все спектакли, присутствовала «на разборе полетов», удивило решение жюри назвать лучшим спектаклем «Ричард III» Томского театра драмы. Ибо в его адрес были высказаны существенные замечания московскими критиками. К тому же до самого последнего дня на это звание претендовало два спектакля - «Последняя жертва» Северского театра для детей и юношества и «Калека с острова Инишмаан» Томского театра юного зрителя. Судя по итогам, предпочтение отдали «Последней жертве» и «Ричарду III».

       Маска – неизменный атрибут карнавала. Начало церемонии награждения лауреатов фестиваля напоминало именно карнавал. Красная дорожка, фейерверк, музыка, цветы, шары, актеры в костюмах и масках - так красиво завершился недельный марафон.

       И настало время спокойно, в деталях осмыслить, что дал нам возрожденный театральный фестиваль. И почему, при известных издержках, плюсов в этом деле гораздо больше.

Очень простая история

       Без нее ничего бы не случилось. Ни первого, ни второго, ни восьмого фестиваля. Я говорю о любви. Прежде всего, о любви Нины Маскиной, заместителя редактора газеты «Красное знамя», к театру. Она предложила, коллектив поддержал, спонсоры откликнулись, театры с радостью согласились. Так в 1993 году в культурном пространстве Томска появилась «Маска». Случай редкий, если не единственный в истории российского искусства: фестиваль профессиональных театров возник «снизу», по желанию зрителей.

       - Мне очень хотелось быть артисткой, всегда участвовала в художественной самодеятельности. Но когда стала осознавать, что сцена – не для меня, то начала писать о театре, не переставая его любить. И постаралась сделать так, чтобы эта любовь проявилась в каком-то реальном воплощении. Хотелось поддержать артистов. Тем более что родился он в трудное, голодное время, - объясняет причину своего поступка Нина Ивановна. - Очень рада, что фестиваль возобновился. Я признательна и Андрею Сидорову, и Андрею Кузичкину, что они все это организовали. Тем более в таких масштабах! Нашли возможность, чтобы пригласить такую группу критиков из Москвы и организовать фестиваль на достойном уровне.

       Внимательно изучая афишу VIII областного театрального фестиваля «Маска» в поисках «сквозного образа» (по аналогии со «сквозным действием»), пришла к выводу, что любовь действительно стала главной героиней праздника. И хотя, казалось бы, только один спектакль по названию – «ЛюбоFF» (пьеса М. Шизгала, постановка А. Песегова) вписывается в эту концепцию, но по содержанию все остальные заявленные спектакли и зрелища – тоже драматургически-режиссерские высказывания о любви и страсти.

       Была ли это любовь к власти, как у шекспировского Ричарда III в одноименном спектакле Юрия Пахомова, или неуемная страсть к деньгам, как у Дульчина в «Последней жертве» Островского (режиссер Наталья Корлякова), или разрушительное, смертельное чувство, как у Рабачева к Анне Владимировне в спектакле Алевтины Буханченко «Женщина – вольная как птица» (по пьесе А. Островского «Светит да не греет»), или это была любовь к жизни, которой были заражены все жители острова Инишмаан (пьеса М. МакДонаха «Калека с острова Инишмаан», режиссер Лариса Лелянова).

       Словом, театральное пространство Томска и Северска с 24 по 30 апреля было пронизано насквозь этими флюидами любви. И порой вымышленные истории по смыслу перекликались с сюжетами, которые рождала «Маска». В этом плане вспоминается одна сцена, символическая в контексте фестиваля.

       Элен (Ольга Смехова) развернула перед мужем (Анатолий Брик) график их интимной близости. Амплитуды колебаний были разные. Издали график напоминал кардиограмму. Кардиограмму любви...

       Этот эпизод из спектакля «Любоff», который представил театр «Версия», заставил вспомнить слова режиссера и критика Виктора Шраймана: «У театра не может быть ровного и спокойного дыхания. У него не должно быть ровного сердцебиения. Кардиограмма больного человека – это кардиограмма настоящего театра».

       Если принять эти слова за аксиому, то следует признать, что томичи последнюю неделю апреля серьезно страдали аритмией. На отдельных спектаклях амплитуда эмоциональных колебаний зашкаливала за все мыслимые и немыслимые показатели, но были и такие представления, где сердце билось ровно, а за некоторые – было неловко.

Доктора вызывали?

       Восьмая «Маска» вернулась к своим истокам. Не в том плане, что подведение итогов и церемония закрытия прошли при закрытых дверях. Напротив, нынешняя церемония закрытия перещеголяла все предыдущие, и зрители получили по-настоящему красивый и веселый праздник.

       Я говорю о том, что «Маска», как и в первые годы, объединила все зрелищные коллективы Томска и Северска и использовала фестиваль как повод для серьезного разговора о том, что сегодня происходит на театральном пространстве области. Но в отличие от первого в восьмом празднике приняли участие уже девять театров и областная филармония. Впервые в афишу были включены спектакли не только государственных, но и частных театров.

       Чтобы понять «пациент скорее жив или скорее мертв», жюри и критики жили в очень плотном режиме: каждый день смотрели по три спектакля, обсуждали с труппой увиденное, проводили семинар по действенному анализу пьесы, речевые тренинги, в завершение провели круглый стол, где поделились своими впечатлениями от томского фестиваля и соображениями.

       Критическая команда, которую возглавлял заслуженный деятель искусств России профессор РАТИ Константин Щербаков, была настроена очень доброжелательно. Без всякого столичного снобизма, напротив, очень деликатно разбирала спектакли и взвешенно, аргументированно выносила оценки.

       Оперетту «Бал в Савойе» и музыкально-театрализованное представление «Александр Невский» они смотрели, по их признанию, просто как заинтересованные зрители. И то, и другое зрелище им понравилось.

       По отношению к молодежному театру «Наш Мир», Камерному драматическому под руководством Алевтины Буханченко, «Скомороху», «Версии» поступили, как доктора, которые, чтобы вылечить пациента, дают горькие лекарства, поэтому указали на недостатки не только отдельных постановок, но и обозначили проблемы самих коллективов.

       Зато Томский ТЮЗ наконец дождался от столичных критиков положительной оценки. «Калеку с острова Инишмаан» в постановке Ларисы Леляновой они в голос хвалили за режиссуру, за ансамблевую игру («никто не тянет на себя одеяло»), Сергея Хрупина назвали томским Николсоном.

       Критики не скрывали, что после «Последней жертвы» влюбились в Северский театр для детей и юношества. Пришлись им по душе и режиссура, и актерский ансамбль, и исполнители главных ролей Татьяна Угрюмова и Евгений Казаков.

       В труппе Томской драмы команда Щербакова, не сговариваясь, выделила игру Максима Еремеева (Осип) в «РевюZero». «Но смотрите, не захвалите это молодое дарование», - предупредили критики. Трактовка Владимиром Варенцовым роли Ричарда III их удивила, но не вызвала возражений. По масштабу же никакая другая роль в рамках этого фестиваля не могла сравниться.

       Комплиментов со стороны экспертов заслужил и спектакль «Иссумбоси» театра актеров, кукол и теней «Этнос». Виктор Шрайман назвал его идеальным, как шар.

       Но главной проблемой и даже опасным симптомом член жюри Мария Корчак назвала дилетантизм, который проник на театральные подмостки, и чувствует там себя превосходно.

       Ирина Автушенко, доцент РАТИ по речи, с первого дня била в одну точку: каждому актеру во всех театрах – нужен речевой тренинг. Ибо «театр – это последний оплот правильной русской речи».

       И все же, оценивая в целом фестивальную картину, и эксперты, и члены жюри пришли к выводу, что такие смотры творческих сил нужно и полезно устраивать.

       - Спасибо губернатору Виктору Крессу, департаменту по культуре, его начальнику Андрею Кузичкину за то, что поддержали идею председателя Томского отделения СТД Андрея Сидорова – возродить фестиваль, - сказала Ирина Антонова, начальник отдела региональных и межрегиональных программ СТД РФ. – Такой крупный регион, как Томская область, не может существовать без своего театрального праздника.

Итоги VIII Томского областного театрального фестиваля «Маска»

«Молодое дарование» - Максим Еремеев (Осип, «РевюZero», Томский театр драмы).

«Лучшая женская роль второго плана» - Лариса Окишева (Ирина Лавровна, «Последняя жертва», Северский театр для детей и юношества) и заслуженная артистка России Людмила Травкина (Танголитта, «Бал в Савойе», Северский музыкальный театр).

«Лучшая мужская роль второго плана» - Геннадий Поляков (лорд Стенли, «Ричард III», Томский драматический театр), Денис Нефедьев (Бартли, «Калека с острова Инишмаан», Томский театр юного зрителя).

«Лучшая женская роль» - Татьяна Угрюмова (Юлия Тугина, «Последняя жертва», Северский театр для детей и юношества»).

«Лучшая мужская роль» - народный артист России Владимир Варенцов (Ричард III, «Ричард III», Томский театр драмы).

«Лучшая сценография» - Алексей Паненков («РичардIII», Томский театр драмы).

«Лучшая режиссура» - заслуженный деятель искусств России Лариса Лелянова («Калека с острова Инишмаан», Томский театр юного зрителя).

«Лучший детский спектакль» - «Иссумбоси» (театр актеров, кукол и теней «Этнос»).

«Лучший спектакль» - «Последняя жертва» (Северский театр для детей и юношества), «РичардIII» (Томский театр драмы).

Спецпризы

Специальный приз жюри – Евгений Казаков (Дульчин, «Последняя жертва», Северский театр для детей и юношества).

Почетный диплом жюри – Томская областная филармония за яркое воплощение «идеи патриотизма музыкально-художественными средствами» («Александр Невский»).

Диплом гильдии театральных критиков России – «Калека с острова Инишмаан», Театр юного зрителя» - за ансамблевую игру.

Творческие командировки СТД России – Максим Коваленко (Томский театр драмы»), Дана Турклиева (театр «Этнос»).

Призы от спонсоров достались Камерному драматическому театру под руководством Алевтины Буханченко, Северскому театру для детей и юношества, Ларисе Окишевой.

 

Татьяна Веснина. ТОМСКИЙ ВЕСТНИК, 4 Мая 2007 (Пятница) № 82.
[ Все новости.Томск ] /vesti70.ru/stats/full/?id=8467

 

На главную | Новости | Контакты | |

 



Главная страница
Реклама:
Обзоры. Свадьба фото видеосъемка!Очень удобно