Не убивайте ТЮЗ

Пишет Natalie (na_talie) в tomsk_teatr
@ 2006-10-21 13:40:00

Не убивайте ТЮЗ

        Итак, вся правда о той пресс-конференции в ТЮЗе (она уже стала обрастать слухами, вчера директор "Скомороха" попросила меня отдельно рассказать, что конкретно происходило в ТЮЗе).
        Ниже приводятся выбранные места из пресс-конференции.
        Текст несколько сумбурный (я торопилась), так что не обессудьте.

        В марте этого года директор Театра юного зрителя Светлана Бунакова пригласила в ТЮЗ экспертный совет, который должен был оценить творческую деятельность театра. Тогда томская пресса о результатах этого визита высказалась довольно резко. В газете «Томские новости» даже вышла статья с хлестким заголовком «Неуд – ТЮЗу, двойка – власти». Если продолжать аналогию, предложенную журналистом "Новостей", то можно сказать, что за прошедшие полгода ТЮЗ из двоечников вырвался в отличники, власти же… их отношение к ТЮЗу оставляет желать лучшего.

        18 октября в Театре юного зрителя состоялась пресс-конференция, которая по накалу страстей нисколько не уступала лучшему драматическому спектаклю.
        Сначала главный режиссер театра Лариса Лелянова напомнила основные победы ТЮЗа за минувший театральный сезон. Это участие в иркутском фестивале современной пьесы им. Вампилова, участие в британском проекте «Золотая маска», успехи выставки «PRO TEATR» в Москве, диплом за проект «Семья России». И, наконец, участие в фестивале «Сибирский транзит».
        – Среди участников фестиваля мы были единственным ТЮЗом. Все остальные участники были – самыми мощными и престижными театрами драмы Сибири. Тем не менее, мы получили одну из престижных одну из самых престижных премий на этом фестивале в номинации «Новация». Данная премия отмечает работу всего коллектива, работающего над этим спектаклем: и сценографа, и актеров, и режиссеров.
Нас восприняли не просто как серьезный коллектив, но говорили о новом слове, которое мы воплотили в театральном искусстве.
        И, тем не менее, я не могу похвастаться тем, что сегодня руководство области в курсе достижений нашего театра. Я была просто потрясена тем «отсутствием приема», которое выразило нам руководство области. Мы вынуждены были оправдываться перед председателем комитета по культуре: почему мы поехали, не зря ли мы истратили деньги, принадлежащие Томску, мы должны были объяснять, что такое премия «Новация».
        Мне даже показалось, что наша победа расстроила руководство области.
        Я человек здесь новый, работаю в театре чуть больше года, и скажу вам честно, я трогательно ждала оваций, приемов и наград по отношению ко мне, к директору и, безусловно, к коллективу, который достиг таких успехов. Но все это было бы пустой человеческой обидой, не достойной внимания и тем более пресс-конференции, если бы это было не связано с тяжелейшим состоянием нашего театра.
        Это связано с бедственным положением, в котором сейчас находится наше здание.
        Я считаю, что самый легкий путь – закрыть театр и заставить коллектив, который сделал большой рывок в творческом плане, работать на выездных площадках с небольшим количеством халтурных спектаклей.
        Те разговоры, которые уже не являются сплетнями, о том, куда бы выселить коллектив театра, приводят всех нас в изумление. Говорится о чем угодно, например, о том, что мы должны работать на одном из этажей «Скомороха», но никто не думает о том, как сохранить качество работы коллектива, как сохранить спектакли и как сделать так, чтобы театр развивался и выпускал новые постановки.
        Марина Дюсметова, экс-актриса театров «Скоморох», «Этнос театра», одна из любимых актрис Р.М. Виндермана, ныне актриса ТЮЗа:
        – Роман Михайлович Виндерман вместо того, чтобы посвятить свои самые талантливые и зрелые годы творчеству, убил их на борьбу с городскими властями. В результате театр «Скоморох» запихнули (я прошу прощения за это слово, но именно запихнули) в совершенно неподходящее клубное помещение. Там нет ни гримерок, ни сценической высоты, ни атмосферы. И театр несколько лет борется, чтобы превратить клуб в театральное помещение. Если туда приткнуть театральный коллектив, который в три раза больше, это значит уничтожить оба театра.
        Что за тенденция уничтожать театры в Томске? В то время, как в соседних городах увеличивается количество театров, в Томске театры стараются умертвить.
        Мне хотелось бы обратиться к властям: поверьте, что Томску (не меньше, чем Омску, Кемерово и Новокузнецку) необходимы и театр Драмы, и «Скоморох», и ТЮЗ. Не надо убивать театры!
        Илья Гваракидзе, экс-звезда томской драмы, несколько лет не работавший в театрах вообще и пришедший в ТЮЗ, чтобы работать именно с Леляновой:
        – Мы все о властях и о властях… Театр в Томске зародился на уровне общественного сознания, и все здания были построены на общественные или частные деньги.
        Вспомните все удачные моменты 60-х, 40-х, 30-х, 20-х годов. Здесь был и Алексей Попов, который организовал свой театр, успешно действовавший здесь во время войны. Здесь была и Комиссаржевская, которая, кстати, играла в этом здании. Лучшие работы Григорьяна были в этом здании.
        А есть другие художники, которые были в этом здании, а теперь находятся в других зданиях – уровень их творчества все ниже, и ниже, и ниже.
        Я говорю о здоровых амбициях людей остаться в положительном резусе для своих поколений. Наши предки о нас с вами думали. Ребенком я сидел на этом же сидении. Теперь мой ребенок сидит здесь. И я хочу, чтобы, когда он вырастет, он тоже так сказал. И чтобы привел своего ребенка в это здание.
        Чем закончится, если закроют это здание? ЕДИНСТВЕННОЕ театральное здание в Томской области. Это вам скажет любой специалист.
Я подчеркиваю слово «специалист». Во власти у нас нет специалистов. Господин Кузичкин может ориентировать, как он лично не раз говорил в интервью, на уровне художественной самодеятельности.
        Это здание реликвия Томска. Она не нам принадлежит, она принадлежит поколениям. И в этом театральном здании должен работать театр.
        Ольга Рябова, ведущая актриса ТЮЗа: – Даже во время войны в Томске ни один из театров не был закрыт. Что же сегодня за жуткое время, когда для того, чтобы руководство успокоилось кого-то из театров надо уничтожить. Тяжело содержать театр? Просто не надо нас убивать, и мы сами как-нибудь выживем. Помогите нам хотя бы тем, чтобы не влезать к нам, не топтать нас. Почему мы столько лет вынуждены доказывать свое право на существование? Да мы работать хотим, не доказывать никому ничего, а просто работать. И мы можем и любим это делать. Когда несколько лет назад мы впервые приехали на гастроли в Улан-Удэ, зрители высаживали стекла в здании Бурятской драмы для того, чтобы попасть к нам, потому что не было билетов.
        В Оренбурге конная милиция охраняла здание театра, потому что зрители лезли через крышу.
        Я понимаю, пристрастия нашего областного руководства уже давно определены. Оно любит художественную самодеятельность, там ничего понимать не надо.
        Надо развивать худ. самодеятельность? Да, надо! Но почему за счет профессионального искусства.
        У каждого из томских театров свое лицо. И не надо нас сталкивать лбами. Мы не передеремся из-за зрителя, зритель сам выберет, где ему интереснее. Дайте театру только работать и развиваться так, как он считает нужным.
        Александр Сук, экс-актер Кемеровской драмы: – Я человек новый. Я появился здесь буквально этим летом. Когда я увидел, как работает Лариса Лелянова, я решил, что областной театр им. Луначарского и т.д. и т. п. абсолютно ничего для меня не значит.
В Кузбассе действительно вкладываются большие деньги в культуру. Я лично видел, как за год здание в десять раз больше превратилось во дворец. При этом труппу из него не выгоняли, все работали.
        Я видел, как театры выселяются напрочь. Как только выселяется труппа, все пропадает это шаманство и здание превращается в ДК.
Я почему-то думал, что в Кузбассе нет театров. Ну да нам доплачивает губернатор. Ну подумаешь, доплачивает… Но народ там шахтерский, работающий по автомату.
        Я ехал в столицу Сибири. Я обалдел от города. Когда мы были здесь с Кемеровским театром на гастролях, были аншлаги, хорошие отзывы и т.д., я думал: «Как мне повезло!»
        Максим Бардашев: – В свое время московский режиссер Алексей Литвин, поставивший в ТЮЗе несколько спектаклей сказал: «Нам проще построить несколько тюрем для малолетних, чем отремонтировать один театр».
        На «Сибирском транзите» нам сказала, что постольку, поскольку мы какое-то время находился в информационном вакууме, мы умудрились создать самобытный, откровенный, чистый, искренний, настоящий театр.
        Их заслуженные-перезаслуженные говорили нам: «Ребята, вам веришь – от кончиков волос до пяток – каждому». То что живое – оно уникально. Его так легко убить, но так трудно родить. Берегите нас, пожалуйста.
        Лариса Лелянова: – Если бы мы сказали на «Сибирском транзите», что спектакль «Калека с острова Инишмаан» был поставлен за 22 рабочих дня, нам бы просто никто не поверил.
        Когда журналисты задают вопрос: «А не потеряете ли вы режиссера?» Потеряете. И не только режиссера. Но и директора, которая погибает в желании прорваться сквозь стену непонимания. Потеряете и актеров – а сейчас у нас лучшие силы в области. У нас в театре уникальные актеры. На фестивале на них смотрели как на звезд.
        Я не верю в то, что губернатор Томской области, который говорит о Томске как о культурной столице Сибири, знает о ситуации в ТЮЗе. В самом студенческом городе появился театр способный заинтересовать самую капризную часть населения. Надо ликовать, а нас закрывают…

        На пресс-конференции прозвучало еще много горьких слов. Светлана Бунакова рассказывала, в каких ужасных условиях работают цеха, вспомнила о репертуарном плане, согласно которому актеры работают на износ и им просто физически некогда репетировать.
        Ясно одно, если ТЮЗ выселяют из здания, он гибнет. Лелянова уезжает – разумеется, ей неинтересно возглавлять коллектив, который будет носиться по ДК с халтурными «Тремя поросятами». Да и большинство актеров уйдут в другие труппы.
        Говорят, что председатель областного комитета по культуре Кузичкин имел наглость поучать Лелянову: советовать, как ей ставить спектакли и работать с актерами. Он считает, что хорошо разбирается в театре, потому что десять лет отыграл в самодеятельности. И вполне понятно, почему он не видит большой беды в том, что ТЮЗ превратится в самодеятельный коллектив. Для него просто не существует разницы между профессиональным искусством и самодеятельностью.
        А самое печальное, что, как показывает практика, самые бредовые проекты властей осуществляются. Поэтому я не удивлюсь, если ТЮЗ действительно переселят в «Скоморох». Мне просто будет безмерно жаль двух любимых погибших театров.

На главную | | Томск театральный в ЖЖ |

 


Главная страница
Реклама:
Нанесение методом шелкографии - один из самых трудоемких
Керамогранит оптом
Кошелек отдых в турции чистое море.