"Поинтимились" и будет!

Неля Костяева. "Томские новости" №27 (118), 4 июля 2002 г.

Скандал недели

«ПОИНТИМИЛИСЬ», И БУДЕТ!
МЭР ПОДПИСАЛ ПОСТАНОВЛЕНИЕ О ЗАКРЫТИИ КАМЕРНОГО ТЕАТРА "ИНТИМ"

Из ПИСЬМА, адресованного мэру Томска Александру Макарову, от заслуженной артистки России, руководителя муниципального театра "Интим" обладательницы титула "Актриса года" Алевтины Буханченко и народного артиста России Николая Мохова:

"Для нас стало неожиданным потрясением известие о вашем постановлении, в котором сказано, что по причине отсутствия хозяйственной деятельности МУ ЭГТС "Интим" ликвидируется. Вероятно, A.M.Ратнер ввел вас в заблуждение, так как театр-студия "Интим" активно работает. И вряд ли творческие коллективы, подведомственные управлению культуры, играют в таком же объеме, как нефинансируемый театр".

Никаких предпосылок или предупреждений о закрытии театра не было. Первая версия происшедшего возникла сразу - очередной конфликт с "Киномиром". Но Алевтина Буханченко ее опровергла:

- Никогда не было явных конфликтов с директором "Киномира" Мариной Шериной, были лишь плановые крестовые походы начальника управления культуры Аркадия Ратнера, невзлюбившего наш театр и использовавшего нашу соседку по помещению как своеобразное орудие возмездия. Уверена, за всеми стычками с Шериной тоже стоит он. Возглавив управление культуры, Аркадий Моисеевич "посодействовал" нам в отказе городского финансирования. До него мы получали из городской казны около 300 тысяч рублей в год! Мы выстояли! И вдруг - это постановление. Причина-то какая - "отсутствие хозяйственной деятельности".
Мы не работали два коротких периода. Сначала по причине судебных тяжб из-за украденной в театре шубы. Сейчас театру пришлось закрыться раньше - "Киномир" готовит очередной зал, на просьбу не вести работы хотя бы во время спектакля строители отвечают отказом.

"Интим" лихорадит не первый раз, и, понимая, что театр может остаться без помещения, Алевтина Буханченко еще год назад решила подстраховаться - зарегистрировала отдельно частный камерно-драматический театр. "Интим" остался городским. По-скольку город денег не выделял, это учреждение существовало на деньги, зарабатываемые частным театром.

- Я, кажется, поняла причину нынешнего конфликта. Здание, где находимся мы с "Киномиром", было сначала городским, потом стало федеральным. Меня вызвали в горадминистрацию и просили отдать печать "Интима", расписаться в бумагах, где я подтверждаю, что в здании есть муниципальный театр. На основании этих бумаг, видимо, планировалось вернуть помещение Томску. Я отказалась подписывать бумаги и отдавать печать. Вероятно, за это и последовало наказание. Скорее всего, наше помещение кому-то понадобилось.

Согласен ли начальник городского управления культуры Аркадий Ратнер с обвинениями в свой адрес?

- Вспоминается анекдот: в психбольнице идет пациент и на веревочке волочет расческу. Навстречу врач: 'Ты что делаешь? Мы же собрались тебя выписывать?" - "Да нет, я просто шучу!" Доктор уходит, а больной говорит расческе: ''Пойдем, Лайка, одного обманули".
Буханченко все время кого-то водит за нос. Алевтина Николаевна зарегистрировала частный театр - ради Бога! Но что происходит дальше? И в новом театре, и в муниципальном учреждении "Интим" один и тот же директор, оба театра работают на одних и тех же площадях. В итоге Буханченко сама у себя арендатор. На мой взгляд, это ненормально. Потом, когда возник конфликт по поводу украденной шубы, она уволила из "Интима" всех работников, потому что решила не показывать приставам движение денежных средств по кассе. Получается, когда надо, "Интим" она закрывает, когда надо - открывает. То есть "пойдем. Лайка, одного обманули".

Что касается финансирования, Алевтина Николаевна напрасно во всем обвиняет Ратнера: еще в прежнем уставе "Интима", являющегося сейчас нелегитимным, записано: театр финансируется при наличии бюджетных денежных средств. Ассигнования в настоящее время распределяет Дума, а не я, и в 2002 году "Интиму" не выделено ни копейки. Я неоднократно предлагал привести в соответствие с действующим законодательством устав "Интима", а также оговорить в трудовом договоре с Буханченко все, вплоть до мелочей. Но Алевтина Николаевна всячески отказывалась.
Мое мнение: муниципальное учреждение "Интим" надо ликвидировать. По заявлению директора камерного драматического театра на имя директора департамента недвижимости передать в долгосрочное пользование все материальные активы "Интима". Обещаю, я первым буду лоббировать положительное решение этого вопроса.

Будет ли выполнено постановление мэра и есть ли хоть какие-то компромиссные варианты, об этом мы спросили заместителя мэра по социальным вопросам Владимира Ивановича Подкатова:

- Визируя постановление, я воспринял его как итог общения и с Моховым, и с Буханченко, потому что еще весной лично с ними обсуждал тему ликвидации муниципального "Интима" и предлагал оставить их частный театр. Что в этом плохого? Мне кажется, сейчас надо бороться за то, чтобы выжил камерный драматический театр, но для этого Алевтине Николаевне надо найти толкового менеджера, желательно другое помещение и работать. Конечно, она опасается, что ликвидация "Интима" "утопит" и ее личное детище, но я, как чиновник и как поклонник (а поклонников театра в мэрии достаточно), буду всячески помогать. Театр должен жить, их у нас не так много, чтобы лишать томского зрителя общения с артистами.



Если вы пользуетесь материалами этой страницы - ставьте ссылку
"АФИША: спектакли томских театров" /tafiz.ru
Copyright © 2001-2002 Андрей Киселев

Главная страница