Зачем в новосибирском оперном

Татьяна Веснина. "День добрый ", 27июля 2002 г.

Зачем в новосибирском оперном поставили парты?

Обозревателю "ДД" не хватило только камеры, чтобы снять фильм о том, как организаторы III международного фестиваля "Театр + ТВ" заставили очень многих взрослых, гордо именующих себя телевизионщиками и театральными деятелями, играть "в школу", а Новосибирский театр оперы и балета они отдали на целую неделю, с 18 по 24 июля, на растерзание "школярам".

Взгляд с "Камчатки"

Известно, кого садят на задние парты,- двоечников, прогульщиков, а также людей посторонних, так называемых наблюдателей. Я добровольно записала себя в ряды последних. И не ошиблась. С последнего ряда наблюдать невероятно удобно: ты всех видишь " тебя нет.

Вот у доски (ее с успехом заменил экран) отвечает урок "третьеклашка" Елена Медведская, автор передачи "Коллекция". Рассказывает, какие "экспонаты" хранятся в ее "Коллекции" и почему сегодня ее увлекла история о Буратино и папе Карло. Говорит- волнуется. Хотя, казалось бы, ей-то что волноваться. Она не просто третьеклассница, то есть третий раз участвует в фестивале. Она, можно сказать, мать-основательница. Если бы Елена Медведская не вела на омском телевидении передачу "17-й тост" об Омском драматическом театре, где ее муж, Борис Мездрич. работал директором, то и,.. Или, наоборот, если бы муж не работал, то и...

Впрочем, сегодня уже неважно, кому из них первому пришла в голову идея организовать фестиваль (дословно "праздник") телевизионных программ о театре и превратить его в школу, где телевизионщиков учат красиво и грамотно снимать театр и рассказывать о театре. Важно, что фестиваль живет и процветает. И даже со сменой адреса (родился он в Омске, два года назад) стал еще краше. С переездом в Новосибирск "Театр + ТВ" получил столичный статус, а в председатели "родительского комитета" - Леонида Драчевского, полномочного представителя президента России по Сибирскому федеральному округу. Заметим что в "родительском комитете" и Министерство культуры РФ и ВГТРК.

Все вышесказанное считайте закадровым текстом, а на экране крупным планом директор Новосибирского академического театра оперы и балета, он же нынешний директор фестиваля (школы) Б.Мездрич, который сначала кому-то отвечает по сотовому. и исчезает за кулисами. Показав широкую спину сбегающего с урока директора, камера разворачивается и наезжает на лица сидящих в первом ряду. Например, на лица ведущих
программ центральных каналов - Екатерины Уфимцевой ("Театр + TV"), Владимира Оренова "Фрак народа" (канал "Культура"), Ирины Михайловой "Сценограмма", канал "Культура").

В этой школе они играют инспекторов народного обрзования, поскольку все имеют театроведческое образование плюс многолетний опыт работы на ТВ, а Оренов еще и режиссерский опыт. В число "инспекторов
народного образования" попали и режиссер Олег Рыбкин, и актриса новосибирского "Красного факела* Лидия Байрашевская. и драматург Николай Коляда, и Марина Швыдкая, редактор передачи "Театр +TV", а в свободное от работы время - жена министра культуры РФ. и...

Инспекторов было много,. еще больше - учеников. На третий фестиваль приехали представители 29 российских. городов и четырех зарубежных стран (из Японии, Чехии, Италии и Германии). На утренних линейках-поверках Томск и Токио стояли рядом. В смысле перечисления участников.

Но поскольку молчаливые головы на экране, даже показанные крупным планом, - это не есть хорошо, то по законам телевидения следует включить синхрон. В кадре - "инспектор н.о.", Владимир Борисович Оренов:

- Наше телевидение узкое, нежанровое, вороватое. Кроме КВН, и то выродившегося в шоу, у нас нет ни одной самостоятельной программы или идеи. Становится страшно. Театральные программы вертятся в двух жанрах: либо это тусовка, где актеры рассказывают байки в меру своего таланта, либо это рассказ о театре, и вслед - показ театра. От этого можно сойти с ума и повеситься. Я бы мечтал увидеть программу-водевиль о театре или чтобы кто-нибудь спел программу об оперном театре...

Призрак оперы

Камера уткнулась в носок чьего-то ботинка. Оказалось, это носок каменного ботинка Ленина. Потом заскользила вверх и обнаружила каменное лицо матерого человечища. Когда дали общий план всей скульптурной композиции целиком, на фоне коммунистического символа Новосибирска появились две странные фигурки парня и девушки. Они путаются под ногами исполинов, делая виид, что чего-то ищут.

"Наверняка ищут призрак оперы", - подумала я, смотря
"капустный" фильм кемеровских телевизионщиков о фестивале. А как же иначе?! Оказаться в одном из лучших оперных театров России и не искать пресловутый призрак? Сознаюсь, сама в первый день пребывания пробовала его найти. Но только заблудилась в служебных коридорах театра. Потом так же, как эти двое, приняла скульптурную композицию, монументально стоящую перед оперным театром, за фантом.

- Нет, - разочаровал меня Борис Мездрич, когда мы беседовали в курилке. - Это не призрак. Это "чернильница". В годы моей студенческой юности очень популярной была шутка-загадка: "Вот ты знаешь, зачем поставили Лепнина? А затем, что те трое не сообразили на троих, а эти двое не согрешили".

Уже по дороге домой, мысленно прокручивая километры видеопленок с сюжетами о театре, я поняла: призрак новосибирского фестиваля постоянно находился в просмотровом зале. То есть был всегда рядом. Присутствовал чуть ли не в каждом сюжете. И я могу даже назвать его имя. отчество и фамилию -это Виссарион Григорьевич Белинский.

"Любите ли вы театр?" -приставал ко всем зрителям пламенный Виссарион, как хороший актер постоянно меняя свое обличие: то являлся к зрителям в виде миловидной молодой журналистки, делающей сюжеты о театральной жизни Н-ска в новости, то в облике умудренной жизненным опытом дамы. которая ведегтеатральные обозрения в Челябинске, а то и вовсе в образе героини телепрограммы из Нижегородского театрального училища.

Все, ну, абсолютно все любили театр почти так же искренне и пламенно, как любил его В.Г.Белинский. Только он не делал телевизионные передачи о театре. Не посягал, так сказать, на святое. И создал шедевры критической мысли. У телевизионщиков с шедеврами, мягко говоря, напряг. Из сорока заявленных программ в лучшем случае пять можно считать хорошими, качественными программами. На идеал тянули мастерклассные сюжеты Оренова и Томаша Шимерды (Чехия).

Если сделать "нарезку" из кадров и синхрона, то получится вот такой микс. Самый часто звучащий призыв: "Нужны новые формы, новые жанры!". Самый часто задаваемый вопрос: "А нужны ли они вообще?". Самый часто слышимый ответ: "Более всего существенен и заметен дефицит мысли, а не дефицит материала и времени". И вопль критиков и режиссеров: "Так снимать театр нельзя!". Из всего следует вывод, озвученный в интервью обозревателю "ДД" Мариной Швыдкой:
"Если формулу "Театр + ТВ" превратить в уравнение, то после знака "равно" надо написать "искусство".

Первый раз в третий класс

На фестивале "Театр+ТВ" все подчинялись неписаному уставу. Первый пункт его гласил: критикуй, невзирая на лица. Второй: хвалу и клевету приемли равнодушно. Третий: говори правду в глаза.

Вот этот третий пункт и нарушили томичи. Они не смогли приехать на фестиваль, и кассету с "литературным театром" Юлии Ратомской (Э.Хемингуэй "Кошка под дождем") отложили в архив. Потому что критиковать за глаза - дурной тон, хвалить - не имеет смысла, а главное - все замечания надо рассматривать как руководство к действию. Например, на прошлом фестивале Ольгу Морозову и Виктора Рыжакова разнесли в пух и прах, а нынче их бознесли к небесам, чуть не в классики записали.

Не знаю, какой урок для себя вынесла бы Юлия Александровна, но то, что она могла бы преподать уроки большинству участников, как делать поэтические программы о театре. - это точно. Когда по просьбе автора этих строк томский сюжет показали в просмотровой комнате среди архивных записей, все присутствующие телевизионщики из разных городов и весей (к сожалению, их было всего-то пять человек) стали слюнки пускать: как красиво снято, какой точный и образный закадровый текст, какая потрясающая актриса (Татьяна Аркушенко), какие интерьеры, какой звук, какой монтаж! И все с восклицательными знаками.

Эти восторги объясняются не только высоким качеством работы Юлии Александровны, но и тем обстоятельством. что литературный театр, вообще телевизионной спектакль, уже практически никто не делает, потому что молодые не умеют, а мэтров нет. Поэтому и жанр практически исчез с экрана. И потому вдвойне обидно, что Томск не прозвучал во весь голос. Наверняка Юлию Александровну сразу приняли бы в третий класс.

А что касается парт в оперном театре, это тоже был фантом.



Если вы пользуетесь материалами этой страницы - ставьте ссылку
"АФИША: спектакли томских театров" /tafiz.ru
Copyright © 2001-2002 Андрей Киселев

Главная страница
Реклама:
поломоечные машины, бесконтактная мойка по низкой цене
тату салоны новосибирска
david jones photocall