Яков Орлов

Ирина Травина

Ему есть что сказать миру и людям

Томскому актеру Якову Орлову рукоплескала вся страна

       Недавно канал "Культура" показал нашумевший спектакль Рижского русского драматического театра "Плутни Скапена". Томичи сразу же узнали в исполнителе главной роли бывшего актера Томской драмы Якова Орлова. Даже несмотря на то, что на экране большими буквами была написана совсем другая фамилия - Рафальсон...

       Яков Орлов приехал в Томск вместе с ленинградским "десантом" в июле 1979 года - открывать Театр юного зрителя. Наталья Пономарева, назначенная к тому времени главным режиссером будущего театра, познакомилась с актером Орловым, когда ставила дипломный спектакль в Севастопольском русском драматическом театре. Поразившись психологической гибкости актера, она обещала ему роль вождя революции в спектакле по пьесе М.Шатрова "Синие кони на красной траве". Томский ТЮЗ был вторым в СССР театром, где намеревались ставить этот авангардный и чрезвычайно смелый по тем временам "революционный этюд"...
        Тут и произошла первая неувязка. Поскольку Яков Абрамович взял фамилию своей жены в качестве псевдонима, а по паспорту он был Рафальсон, партийные власти не сочли кандидатуру замечательного актера вполне подходящей для роли вождя мирового пролетариата. Яков был страшно этим задет. Но он в спектакле все-таки сыграл, выступив в роли личного врача вождя. Роль Ленина исполнил питерский артист, кстати, тоже с какой-то не совсем подходящей фамилией - Анатолий Насибулин. Яков Орлов роль свою вел мягко, деликатно. Прочувствованно. Его герой с поистине профессиональной медицинской внимательностью относился к своему великому пациенту, жалел его и почитал - был первым в "свите, игравшей короля". Спектакль получился ярким, неожиданным, и как артист Орлов сразу выдвинулся в труппе на первый план.
        Но об Орлове театральная общественность была наслышана еще раньше. В ТЮЗе состоялся настоящий театральный хэпеннинг, разыгранный молодыми и смелыми питерскими режиссерами, художниками и артистами в фойе еще не открывшегося театра Они устроили вернисаж, пригласив к участию молодых томских художников-авангардистов, которым никто бы, конечно, выставочных площадей не предоставил. У обкома партии и управления культуры этот вернисаж, устроенный в самом центре города, наискосок от обкома, вызывал очень большие сомнения.
        Но в последний момент руководство театра известило идеологическое начальство, что на выставку в Томск приезжает знаменитый искусствовед из Ленинграда, сотрудник Русского музея, который откроет вернисаж своей лекцией о современном искусстве. Против столичного лектора никто возражать не решился. Более того, на открытие явилось все томское начальство (кроме первого руководителя). Все пожимали руки искусствоведу, с уважением выслушали лекцию знаменитости. Имени его они, правда, не знали, но тем не менее впечатление он на них произвел сильное. А потом разразился скандал: оказывается, роль "искусствоведа" сыграл актер Яша Орлов! Он был в ней блистателен...
        Скандал кое-как замяли, но не простили. Не Яше - директору театра Александру Николаеву. А вскоре вышел второй в истории театра спектакль по пьесе латышского драматурга Саулюса Шальтяниса "Брысь, смерть, брысь" -история юных Ромео и Джульетты в послевоенной Латвии. Их играли Игорь Скляр и Наталья Акимова ("ДД" об этом уже писал). Яков Орлов играл дедушку героя. Это был настоящий библейский праотец - все провидящий, но ничего не могущий предотвратить, ибо каждое поколение совершает свои ошибки.
        Молодых нельзя ничему научить, ни от чего предостеречь, и это горькое изначальное знание рождало в герое Орлова неизбывную печаль. Актер, тогда еще совсем молодой человек, немногим за тридцать, явил такую глубину проживания и горечь невозможности отвести предначертанное, что именно он стал лидером в театре. К сожалению, Томск в тот момент сильно обидел артиста: после второго спектакля театра в областной молодежной газете появилась статья об Орлове, написанная в крайне неуважительном тоне. Там зачем-то была названа и его настоящая фамилия. Доказывать газете, что неэтично раскрывать тайну псевдонима, Орлов не стал.
        А потом был отец Тук, веселый монах, любитель выпить и закусить, верный друг героя - в спектакле "Стрелы Робин Гуда". Над фокусами Тука покатывался зал, кстати, не из одних детей состоявший. Были и другие роли в спектаклях театра, но Яшу уже присмотрел режиссер Томской драмы Феликс Григорьян... Яша ушел к Мастеру, не задумываясь.
        Появление Орлова в Томской драме сразу украсило сцену этого театра. Его репетиции можно было смотреть как отдельный спектакль: актер готовился к ним основательно, всякий раз принося что-нибудь новое. Когда репетировапи знаменитого "3олотого слона", Яков показывал такие кунштюки, что главреж хохотал до слез. Что не мешало Феликсу Григорьевичу, посмотрев сотый вариант сцены с Яшей, промокнув глаза и высморкавшись, предложить любимому артисту свой вариант. И Орлов снова импровизировал с азартом.
        Этот спектакль стал настоящим взрывом в театральной жизни Томска. Там все работы вышли фантастически смешными, текст Копкова разошелся на цитаты, а Яков Орлов получил прекрасную возможность для полного и невероятно яркого проявления своего комедийного таланта. Кстати, об импровизации. На сцены Орлова всегда выходил смотреть весь театр, однако импровизации коллег воспринимались им неоднозначно. В спектакле "Рождество в доме синьора Купьелло" в постановке Аллы Кигель он играл заглавную роль, а Татьяна Владимирова - его дочь, девушку взбаломошную и неожиданную. Так случилось, что накануне одного из спектаклей Татьяна состригла свои роскошные волосы, оставшись при "послетифозном" ежике. Все поудивлялись, но вот Орлова почему-то никто и не подумал предупредить о том, что его "дочка" появится практически без волос! Когда она распахнула шубку, надетую на нижнее белье, что было по роли, и сдернула шляпку (тоже по роли) со стриженой головы, ее партнер утратил дар речи. Спектакль чуть было не закончился в самом его начале. В антракте Орлов очень сердито выговаривал Татьяне за ее "непрофессиональное" и "нетоварищеское" поведение...
        В спектакле Михаила Борисова по пьесе Николая Эрдмана "Самоубийца" Орлов сыграл, безусловно, смешную роль, найдя по-настоящему трагические черты в истории незадачливого Подсекальникова, не вписавшегося в полусоциалистическую-полунэповскую действительность. Здесь снова проявилось это присущее ему свойство - умение найти трагическое в самом смешном, заставить зрителей оборвать неудержимый хохот горечью, сопереживанием, мгновенно рождающейся мыслью -"это же обо мне". У Якова Абрамовича всегда имелось так много актерских приспособлений, что ему был нужен режиссер с очень тонким вкусом, умеющий найти баланс трагического и комического. В противном случае артист Орлов грозил утопить коллег в своих сценических вариациях.
        Томичи-меломаны до сих пор помнят выступления Якова Орлова с камерным квартетом Томской филармонии под руководством скрипача Сергея Зеленкина, тогда еще заслуженного артиста России. Музыканты играли высокую музыку, актер читал высокую поэзию. Это был рассказ об истории XX века - с его открытиями и войнами, гибелью миллионов людей на фронтах войны и в гетто. И о том, что жизнь продолжается: рождаются дети, люди остаются людьми в самых трудных испытаниях. Между прочим, у Якова Абрамовича тоже были свои испытания - в Томске. В 80-е годы как-то очень активизировалось то, что можно назвать "охотой на ведьм". Органы искали "ведьм" среди "сионистов". Яков Абрамович Орлов, урожденный Рафальсон, определенно подходил к этой роли. "Искусствоведы в штатском" рвались к нему в дом, чтобы порыться в его богатой библиотеке, послушать, о чем там говорят. Не знаю, удалось ли им это, но что стремились - знаю точно, рыскали вокруг, искали ходы.
        А Яша интересовался больше всего своей профессией, дружил с творческими людьми. Живя в Томске, не чужд был романических отношений с интеллектуальными барышнями - музыкантшами, музейщицами. Для супруги, актрисы Маргариты Орловой, муж всегда был высшим судией - и в работе, и вне ее. Интересно, что в детских ролях выходил на сцену и маленький Максим, сын Яши и Риты.
        А потом Яков Орлов стал заслуженным артистом РСФСР и вскоре уехал в Латвию. Поступив в Рижский академический русский драматический театр, где стал, наконец, Яковом Рафальсоном и любимым артистом не только русскоязычной публики. С каким удовольствием мы, томичи, посмотрели недавно потрясающий спектакль, поставленный одним из самых ярких режиссеров России Геннадием Тростянецким по пьесе Мольера "Плутни Скапена"!
        Яков Рафальсон в роли Скапена блистателен и остроумен. Его пластика отточенна и легка, его насмешка убийственна, его взгляд, взгляд Скапена, полон горечи и печали: он знает людей и их слабости, а "многая знания - многая печали". Теперешний Яков Абрамович стал мудрее, и в нем все больше проглядывает библейский праотец. Ему есть что сказать миру, о чем предостеречь людей. И это всегда интересно.

"День добрый", 22 февраля 2003 г.

Клик для получения большого фото

Наталья Юргенс (фото из архива ТДТ)Наталья Юргенс

На главную | | Подписка

 


Главная страница
Реклама: