2002 февраль

 

АФИША: новости томских театров #24

17 февраля 2002 г. Премьера "Дон Кихота" в театре Виндермана

Ну, здравствуй, дружок... (дальше бы должно: "а сейчас я расскажу тебе сказку", но у нас к, сожалению, сурьезное мероприятие :)
Во-первых, спасибо Наташе из Абакана, приславшей редкий рисунок режиссера Романа Виндермана работы Натальи Мериновой
Во-вторых, история о том, как я сегодня сходил на премьеру "Дон Кихота" в театре "Скоморох" (театр им.Виндермана)...
Предварила спектакль Любовь Петрова, вдова Романа Михаиловича, главный художник театра, и ныне его художественный руководитель.. Она сказала, что постановщик спектакля Валерий Вольховский (гл.режиссер Воронежского ТЮЗа, оставшийся в Томске после фестиваля) и Роман Михайлович были духовно и идейно близкими людьми, почти как братья. Что видимо, подразумевало, традиции самого изящного театра в городе, будут сохранены... Что ж, посмотрим..
Сцена - четырехгранная пирамида с обрезанной вершиной, обращенная дном на нас. Разумеется, здесь, внутри пирамиды, черно.. Черным, черно. Валяются какие-то ящики, бочки, тряпье, человеческая нога... (я не сразу разглядел, что тряпье - это актеры театра Виндермана, почти в полном составе, думаю, что и другие тоже. они валялись так неподвижно, пока зрители заполняли зал и успокаивались). Справа - несколько смутивший меня столб с привинченным к нему колесом (то ли дыба, то ли морской штурвал), но об этом позднее... Бой часов. Одетые в красные плащи, с красными капюшонами, сквозь прямоугольник задника (при свете казалось, непроницаемого черного), проходят три фигуры с факелами (инквизиторы). Входит робкий, усатенький, бородатенький, бледный человечек, одетый в сиреневый плащик (наподобие плащика советского инженера 60-х годов), за ним тащится с корзиной в руках пузатое задастое, но тоже робкое чучело в фетровой коричневой шляпе, одетое по моде 11 века (я могу ошибаться в цифрах). И вот они стоят, робко озираются, и тряпье начинает шевелиться, хныкать, пукать, кряхтеть и подползать к ним, ближе, ближе, дергать за ноги, дергать корзину. Эти двое сначала их отпугивают, но ответная реакция не запаздывает. Бомжи (они все в масках, как из фильмов ужасов, но не в полных, а в полумасках, открыта нижняя часть лица, рот свой, а вот нос - гипертрофированный, картонный, плюс пучки сивых, рыжих, черных волос, изображающие многогодовую небритость) набрасываются и начинают их молотить.. За сценой раздается хриплый крик "тише", и отродье разбегается по сторонам, оставив на полу истерзанного, в ночной рубашке "инженера" и потирающего ушибленные места, напарника. Знакомая картина, не правда ли. Входит самый большой, толстый и зловещий бомж, и хриплым шепотом читает мораль забишемуся в углы отродью, "скока вам говорить, если убиваете, делайте это тихо".. Проходит, садится слева на авансцене, на услужливо поданный ящик (так он и будет на нем сидеть, до конца спектакля), и глядя в зал, спрашивает: "Ты кто?"... Избитый инженер (актер Дмитрий Никифоров) тихо: "Мигель Сервантес де Сааведра"...-"Дворянин?" - грозно. - "Да.. честь имею".. (в таком духе).. А ты кто? (спрашивает бомж, глядя в зал) - Санчо я Панса - (эт чучело подало голос, актер Александр Капранов). - А вы кто? - нагло выкает бомжу Сервантес, - Меня зовут здесь Вожаком, - величественно отвечает Вожак (подразумевая, что он тоже где-то дворянин. Кстати, в отребье был и еще один, "благородного" происхождения, вроде герцог, потому что дергался всякий раз, когда речь заходила о герцогах и замках, и еще имел в одежде изодранное жабо и одну перчатку на руке (актер Владимир Козлов)).. Вот, познакомились. Прошу прощения, если у меня получается не очень красиво, на самом деле спектакль хороший, понравился до того, что я в очередной раз задумался о сущности ("сучности") театра (зачем это надо, дергать лишний раз за струны (души//, и раза три "пробило" (эт значит, ком в горле был) и один разок скатилась в темноте невидимая миру скупая слеза (позднее скажу, на каком эпизоде).. Продолжаем.

продолжение завтра вместе с фотографиями со спектакля

18 февраля 2002 г.

Сегодня оцифровал и запулил на сайт фотографии с премьеры "Дон Кихота" в театре Виндермана (15 штук) /sco/dkx/dkx.htm
К сожалению, ребята-новостийщики так торопились, что не дождались появления главного действующего лица - Дульсинеи (Марина Дюсьметова), а ведь в ней-то и был главный фокус.
Напомним, действие происходит в тюряге, в которую из-за конфликта с церковью по воле святой инквизиции, брошен Мигель Сервантес де Сааведра о своим слугою Пансой. Мигеля начинают ломать, когда он говорит, что поэт, на него набрасываются и оскопляют (правильно я написал это слово?), когда пытается защитить честь и достоинство, бъют по морде, отбирают рукописи, ломают пальцы (чтоб не писал, когда у людей горе). В общем, так, как это происходило с настоящим Дон Кихотом. Потом, развлечения ради, его собираются судить, ставка - жизнь. И вот тут, взмолившись, он говорит толпе, а давайте, я вам напоследок покажу спектакль.. Ему милостиво разрешают, возвращают кукол и кое-что из отобранного реквизита, и он начинает рассказывать о приключениях своего лирического героя. Увлекаясь, входит в роль, набрасывается на вожака, принимая его за ветряную мельницу, тот, не долго думая дает в лоб, шакалы опять набрасываются и опять оскопляют.
Появляется Дульсинея, приносит узникам кашу. Ее лапают, она не против, но говорит, только за деньги, хотя... Страшная такая, ободранная, как и остальные. Узрев, "До Кихот" принимает ее за Дульсинею, и обращается к ней с высокой речью... Достает ее в конце концов, хотя она уже и ревет, и говорит, ну какая я вам дама, я шлюха Альдонса. Просит у нее шарф, дабы нацепить его на древко копья вместо знамени, она отрывает полосу от грязного, вонючего платья. Дурдом становится столь завлекательным, что когда Альдонса на секунду верит, что она - принцесса, толпа набрасывается и насилует ее, и его тоже, когда он пытается ее защитить, приговаривая, ах, ты моя принцесса, ах, ты мой рыцарь. "Кихота" вешают на дыбу (он же морской штурвал, а столб - как ствол мачты, напомнивший мне о каторжных галерах, на которых мотал срок Сервантес, я сначала не мог понять, то-ли это - трюм корабля, то-ли общая камера в тюрьме, как об этом говорилось, символ эдакий), крутят, чтоб еще раз отбить ему охоту. Но это практически невозможно, если вы помните первоисточник. Скорее умрет... И он умирает. В кульминационный момент раздается голос, Сервантес, на выход с вещами. Инквизиторы зовут его на суд, он собирается, но увлекшийся вожак останавливает, говорит, хочу до конца. Приказывает помочь своим вассалам, те мастерят смертный одр. И Мигель показывает финальную сцену, смерть Дон Кихота. Входит преображенная Альдонса, в дурацком платье с рюшечками и цветочками, с зелеными листьями в волосах, говорит, я твоя Дульсинея, но Дон Кихот не узнает ее. (здесь меня и пробило на слезу, так талантливо актриса сыграла, у нее плясало и дрожало лицо от обиды). У нее, похоже, унесло крышу, и когда отыгравший Сервантес уходит, грустно иронизируя по поводу, что ни те, ни эти, не успевают осудить, она так ии остается стоять на авансцене, счастливая и преображенная. Она не машет ему вслед, как это делают потрясенные каторжники, и мы, конечно, понимаем, куда он ее возьмет с собой, и от этого-то еще тошнее и прекраснее.

занавес

Следующая премьера в четверг, 21 февраля, в театре Драмы спектакль львовского режиссера Ярослава Федоришина по пьесе Пиранделло "Горные великаны".

Андрей

Подписаться на рассылку "Новости томских театров":
Познакомиться с томской театральной тусовкой /sco/vecher/foto.htm
Сайт рассылки /tafiz.ru

 

 


Главная страница
Реклама:
имплантация зубов Alpha-Bio - 12 000 руб.
Прокат и аренда автомобиля с водителем и без.