Игра интересов. В чью пользу?

Татьяна Веснина

Игра интересов. В чью пользу?

        Надо отдатъ должное, Юрий Фридман принял подсказку драматурга. Он не просто устроил кукольный балаган, но затеял игру с обломками времен и стилей В качестве приема он избрал «театр в театре», "спектакль в спектакле». Не случайно ввел в действие Пьеро и Пьеретту. Не случайно зритель видит, как актеры с куклами выходят и уходят из-за ширмы, правда, далеко не каждый зритель способен понять, что это художественный прием. Говорят, на мысль затеять игру с публикой постановщика натолкнули костюмы, придуманные Любовью Петровой, главным художником театра
        Именно с них, то есть с дефиле, начинается волшебство, На сцену выходят дамы и кавалеры в изысканных, красивых до умопомрачения туалетах. (В день открытия актеры спустились по парадной лестнице к томящимся от нетерпения зрителям. Кажется, вот она, сказка, взяла и соткалась из вымысла художника и игры воображения зрителя.
        Вот оно, «божество и вдохновенье», взяло и материализовалось на маленькой сцене театра куклы и актера. Кажется, на своих «газовых» шлейфах и романтических шляпах, на отутюженных белоснежных смокингах элегантные господа и рафинированные дамы принесли в зрительный зал аромат серебряного века. (Время, в которое жил Мартинес и которое, возможно, его не отпускало всю жизнь). А вместе с ним воспоминания о Прекрасной Даме артистических зафе пахитосках и роковой любви..
        Но как же мала сцена для этих роскошных нарядов! И до обидного не выстроены проходки по подиуму. Раскованная пластика и свободные движения «дам и господ», которые подразумеваются в данном случае, стеснены и практически сведены к нулю. Это становится заметно, как только начинают танцевать пары.
        И причину этой тесноты видит зритель. Она в ширме, которая отсекла и без того небольшое пространство сцены: вытеснив актеров на авансцену. Но именно ширма привлекает внимание зрителей. Что скрывают эти нарисованные олени и павлины. На что намекают?' Ответ на зрительские вопросы подсказывают сами артисты.
        Оказывается, дамы и господа в красивых нарядах настроены сегодня весело им угодно сыграть фарс. И ради этого они надевают маски комедии дель арте и становятся участниками кукольной комедии. Сцена переодевания Михаила Головчинера (непрофессионального артиста, но профессионала-математика) в Панталоне придумана весело и лихо осуществлена. Актеры сыграли то, что написано у автора в предисловии, и подготовили зрителей к волшебству, заставши вспомнить о магии театра...
        Но волшебство начинает прямо на глазах исчезать, пыль осыпаться с "брабантских манжет", как только на сцене появляются главные действующие лица Леандр — Виктор Журавлев и Криспин — Михаил Митерев. и их объяснение (по пьесе — завязка интриги) превращается в вязкий нудный разговор двух уставших от жизни людей. Темп действия падает, а вместе с ним и интерес зрителя к происходящее на сцене. Вот тут-то и вспоминаются Труффальдино-Райкин, Фигаро-Миронов. Не стоит винить молодых актеров, у которых и опыта маловато, и зажим мешает. Это, скорее претензии к режиссеру - почему он не пришел артистам на помощь?
        Поэтому с каким-то облегчением воспринимаешь перевод игры в кукольный план. Хотя к концу первого действия понимаешь, что и игра с куклами как-то неприлично затянулась. Впрочем, я, наверное, несправедлива к куклам. Когда они в руках опытных актеров, то следить за их игрой увлекательно. За Арлекином — Дмитирием Никифоровым и Капитаном — Александром Капрановым, за Коломбиной — Мариной Аболмасовой и доньей Сиреной — Татьяной Ермолаевой, за Лаурой — Данией Турклеезой и Риселой -Валерией Карчевской, за Полишинелем — Александром Буреевым и доньей Полишинель — Мариной Дюсьметовой, за Трактирщиком — Юрием Орловым.
        Никифоров и Капранов, равно как и Судья — Владимир Козлов, вообще держат весь спектакль, и особенно второе действие Именно с их игрой связаны самые яркие фейерические, поистине фарсовые сцены спектакля. Между прочим, все стихи Арлекина сочинил сам Дмитрий Никифоров, а пересыпать речь латинскими пословицами Судью заставил Владимир Козлов. Только жаль, что эта находка Козлова не отыгрывается его партнерами — не все реагируют на псевдоученость Судьи. Тонко чувствуют и передают площадной стиль фарса и Турлеева с Карчевской.
        Стиль — в нем все дело. То есть в его недостатке. Увы, увы, потуги сделать стильный спектакль успехом не увенчались. Не хватило малости — сообщить постановке легкое дыхание. А ведь пьеса Мартинеса могла переплавиться в золотой считок, могла стать изящным украшением в шкатулке театра . Но оказалась большим вопросом: для чего была затеяна игра интересов? В чью пользу?

"Томский вестник ", 16 октября 2002


Если вы пользуетесь материалами этой страницы - ставьте ссылку
"АФИША: спектакли томских театров" /tafiz.ru
Copyright © 2001-2002 Андрей Киселев

Главная страница
Реклама:
Главная страница Каталог товаров безлимитные тарифы, безлимитный карпоративный тариф МТС.