Сергей Ягодкин: "В Театре кукол можно быть очень интересным"

Мария Симонова

Сергей Ягодкин: "В Театре кукол можно быть очень интересным"

         Главный режиссер театра куклы и актера "Скоморох" имени Романа Виндермана Сергей Ягодкин появился в Томске полтора года назад. Томские театралы поначалу присматривались к нему: как сложится отношения у молодого, 27-летнего выпускника ЛГИТМИКа с артистами, какие постановки представит он избалованному зрителю "Скомороха"? Но первый томский спектакль Ягодкина - "Маленькие трагедии" А. Пушкина - был принят и критикой, и публикой. А Сергей Игоревич эмоционально и увлеченно продолжает реализовывать свои многочисленные планы, в которых и постановки классических произведений, и спектакль о группе "Битлз", и даже опера. И создается впечатление, что в Томск и в "Скоморох" Ягодкин пришел всерьез и надолго.

         - Что привело к тому, что ваша жизнь оказалась связана с театром?

         - Двойки. В Железноводске, где я вырос, меня три раза хотели выгнать из школы - за поведение и за учебу. Я отвратительно учился и еще хуже себя вел. Каждый человек переживает период отрицания окружающего, чтобы осознать себя. Мое отрицание выразилось в том, что я ненавидел всякую систему, в том числе - и школьного образования. А ходить в детский театр я стал чтобы закрыть единицы по литературе. Учительница пообещала исправить их на четверки. Я пошел со святой убежденностью, что как только мне "закроют" единицы, я из театра уйду. Но понравилось. И там было много девушек.

         - И после школы вы решили поступать в театральный?

         - Нет, после школы я два года занимался тем, что жил, получал от жизни удовольствие и очень удачно это делал. Но детский театр не бросил. И наш педагог как-то сказал: "В Москве ты бы поступил". У меня тогда было много денег, я поехал в Москву, поступал везде. Лучшее, чего я достиг, был 3 тур во ВГИКе. Оттуда я "слетел" по обидной причине: я был не местный и снимать жилье за 200 долларов не мог, а на общежитие баллов не набрал. Потом поступал в Саратове - и не прошел даже во второй тур. Но после прослушивание меня спросили: "Что вы думаете о театре кукол?"( курс на актерский факультет театра кукол набирался осенью). Я ответил: " Это "Спокойной ночи малыши". Но приехал домой и сказал маме, что поступил. И осенью мне пришлось уехать в Саратов. Я поступил, но был свято убежден, что год поучусь и уеду. В Москву, естественно.

         - А потом вы познакомились с таким известным кукольником как Валерий Аркадьевич Вольховский?

         - Да, его друг Александр Веселов ставил спектакль в Саратове. А Вольховский приехал на премьеру. Наш мастер курса Татьяна Петровна Кондратьева играла в этом спектакле, она решила нас познакомить с легендой мирового театра кукол. Он посмотрел на нас и сказал: "Неудачники, вы все хотите уйти в драму. Чтобы таких мыслей не было, я приглашаю весь ваш курс в гости к себе в театр". Специально под нас был построен репертуар: утром спектакль, вечером спектакль. В перерывах между ними мы смотрели богатейший архив Веселова, в том числе и спектакли Романа Виндермана.

         - Чем именно театр кукол вас тогда зацепил?

         - Всем. Возможностями. Я понял, что я в этом виде искусства смогу быть услышанным и интересным. Гораздо более интересным, чем в кино или в театре драмы.

         - Но почему вы стали все-таки режиссером, а не актером?

         - Здесь тоже не обошлось без Вольховского. Валерий Аркадьевич сказал нам: "Вас 12 человек, а мастер одна. Вы все выйдете бездарностями, никому не нужными" (он за словом в карман никогда не лез). И посоветовал взять рассказы Чехова и томик Станиславского, и самим их поставить. Я сделал спектакль: "Верочку" Чехова. Педагог похвалила мою партнершу, а мне сказала: "Это отвратительно. А кто вам это поставил?". Узнав, что я, посоветовала: "Иди в режиссуру, нечего тебе в актерах делать". После окончания факультета меня взяли актером в саратовский театр кукол, главный режиссер спросил меня, что я буду делать дальше. Я собирался учиться на режиссера, знал, что через год Фоменко набирает курс (а я свято убежден, что не существует понятия "режиссер театра драмы", "театра кукол", есть режиссер и не режиссер). Но у меня уже была семья. В итоге по совету режиссера я стал заочно учится в ЛГИТМИКе .

         - Со своей женой Александрой вы познакомились еще в время учебы?

         - Да, это моя однокурсница. Мы поженились в каникулы между 3 и 4 курсом. Я просто повез замечательную девушку познакомится с замечательными людьми, своими родными и… оказался женатым человеком. До сих пор еще ни разу об этом не пожалел.

         - Сейчас, когда вы - режиссер, а Саша актриса в вашем театре, продумывая спектакль, вы что-то обсуждаете с нею заранее?

         - Не более чем с другими актерами. Я часто делюсь впечатлением от тех находок, которым меня радуют или огорчают.
Знал, что буду работать в "Скоморохе"

         - В Томск вы поехали сразу после окончания учебы в Петербурге? Или где-то еще успели поработать?

         - Я поставил один спектакль в Саратове и приехал сюда.

         - Поставили в драматическом театре?

         - Нет, в кукольном. Я вообще драматический театр не понимаю, то есть, я люблю его смотреть, но не вижу его в себе. Я не могу его делать. Мне скучно.

         - Не хватает кукол?

         - Я все равно их туда затащу…А потом - я не считаю, что я занимаюсь театром кукол. Я занимаюсь театром. У меня театр такой, у кого-то - другой. Чем театр хорош в отличии от кино? Кино оно одинаковое, а театр - он разный. Захочется мне оперу сделать - меня ни что не остановит. Я, кстати, и собираюсь это сделать. Обязательно поставлю через годик оперу, "Волшебную флейту" Моцарта.

         - В Томске, в "Скоморохе"?

         - Да!

         - И все будут петь?

         - Насчет петь -поговорим с хормейстером. Если она скажет, что это реально, то будут петь. Скажет нет - не будут. Но оперу я хочу сделать.

         - Как, все-таки, вы попали в Томск?

         - На 3 курсе я узнал, что умер Роман Виндерман и понял, что буду работать здесь. Не спрашивайте как, я не знаю. Но я никогда не хотел работать "где-нибудь", я всегда хотел работать в лучшем месте. И я знал, что здесь - лучшее место. Потому что Роман Виндерман - это единственный человек, о котором Вольховский говорил: "Он талантливее меня. И его театр лучше, моего". Но познакомиться с ним я не успел. А весною 2003 директор "Скомороха" Лариса Отмахова была в Петербурге на фестивале "Кукарт". Мой педагог нас познакомил и через пять минут я получил приглашение.

         - В Томске вы до этого момента еще не бывали? Вас не пугала Сибирь?

         - Нет, я даже за Уралом ни разу не был. Мне казалось, что здесь ходят медведи и водку пьют чайными кружками. Но география не имеет значения. А зима здесь лучше, чем в Саратове. Вообще я хотел бы жить в Швейцария. Мне нравятся горы. И там есть курорт, значит, есть и зритель и можно делать театр.

         - А "Скоморох" вы как воспринимаете? Это для вас надолго?

         - Навсегда. Нельзя ставить других задач, надо ставить задачи "навсегда и чуть дальше", тогда получится. А Швейцария - это Эльдарадо...

         - Вы ехали в Томск, считая, что здесь лучший театр. Это оправдалось?

         - Да. Конечно, в звездном театре есть свои проблемы. Но иначе было бы нечего делать.

         - Как обстоит дело в "Скоморохе" с материально-технической базой? Она позволяет воплощать идеи?

         - Сейчас стало лучше. Когда я приехал, здесь была просто катастрофа - очень убогий свет, еще и отвратительно отстроенный. Теперь у нас новый свет, звук, все постепенно двигается, а сразу, в один момент, ничего не случается.
Запретить заниматься театром нельзя/

         - Сейчас достаточно активно обсуждается вопрос: а нужен ли вообще репертуарный театр; есть мнение, что он умирает. Что вы думаете по этому поводу?

         - Зная историю, могу предположить, что если репертуарный МХТ Немировича-Данченко и Станиславского был создан в глубоко капиталистической стране и просуществовал 19 лет, до 1917-го года, то репертуарный театр выживет. Если какой-то конкретный человек, допустим, я, не окажусь в достаточной мере талантливым, чтобы мой театр выжил в новых условиях, то это не условия виноваты, а я. Но с сегодняшней ситуацией надо что-то делать. Почему такая богатая страна как Франция может позволить себе только 5 государственных театров, а нищая Россия 600? Другое дело, что у нас страна специфическая по реформам. Сейчас сделали самое худшее - взяли тайм-аут. После тайм-аута происходит только одно: все начинают суетиться и делать массу ошибок. А надо работать над условиями реформы. Будет реформа или нет - мне все равно. Что я, театром перестану заниматься? Запретить заниматься театром нельзя, также как нельзя запретить любить.

         - Еще есть проблема со зрителями, и для "Скомороха" она актуальна: когда в театр приводят толпу и заставляют смотреть спектакль. В чем здесь дело - в Томске мало театралов или надо по-другому заниматься привлечением публики?

         - Это самая страшная проблема в театре. Я думаю, здесь масса причин, а из них основная - не нужен Томску такой театр. То есть он нужен, но очень ограниченному числу людей, оно гораздо меньше, чем нам необходимо. Хотя те же "Маленькие трагедии" смотрят.
         Другое дело, что всем тем, кому не нужен театр, в этом надо убедиться, попробовать. Но это возможно только при самостоятельном походе. Организованный зритель никогда не вернется. Но театр не умрет, потому что и не такое переживал. Каждая страна проходила через период экономических потрясений, который губительно сказывались на театре. И тем не менее почти во всех странах театр все-таки есть. Актеры согласны учиться

         - Вы сразу решили, что ваш первый спектакль в Томске - это будут "Маленькие трагедии"?

         - Нет. Я знал, что я буду ставить "Маленькие трагедии", и подозревал, что поставлю их здесь, но ехал я сюда ставить детский спектакль. Но что таить, я не горел страстным желанием поставить здесь "По зеленым холмам и океанам". И актерам, которые привыкли к "Котловану" и "Гаргантюа", они были не нужны. Мне нравится, как публика реагирует на "Маленькие трагедии". Это один из немногих спектаклей, который идет здесь на любой зал. Но хорошие артисты, хороший художник - что там было делать?

         - В "Маленьких трагедиях" больше чем в других спектаклях использовались танцы…

         - Это еще что! Артист должен уметь все.

         - Артисты с вами согласны?

         - Да, они согласны учится. Это прекрасное качество "Скомороха" - они не считают, что они умеют все. Они многому хотят научиться, значит, мне есть, что здесь делать, потому что я тоже много не умею. Но хочу научится. У нас взаимные интересы.

         - Как складываются ваши отношения с главным художником театра Любовью Петровой?

         - Мы с ней думаем на одной волне. Это 90 % счастья: я понимаю человека. Она умеет находить образы, их адекватное воплощение на сцене. Немногие художники это умеют. Во всех режиссерских методиках написано, что художник сотворец спектакля. А обычно художник - исполнитель воли режиссера. А Любовь Олеговна - это приятное исключение, она сотворец спектакля.

         - Чем вас может привлечь произведение, чтобы вы поняли: его надо поставить или сделать оперу? Как вы выбираете?

         - Я могу рассказать свою аллюзию: такая длинная пещера, подходишь и говоришь: "Эх!". Если оттуда есть ответный "Эх!", то, значит, надо делать. Но, будучи главным режиссером, не всегда делаешь то, что хочешь, иногда - то, что должен. Кроме "Маленьких трагедий" надо будет поставить еще "Красную шапочку", нужен же детский спектакль.

         - А есть такие детские спектакли, которые Вам бы хотелось поставить?

         - Да, "12 месяцев", по-моему, гениальная сказка. Но материальная часть 12 месяцев больше, чем у "Красной шапочки" и понимая, что больше "12 месяцев" я хочу Гоголя, я выбираю "Красную шапочку", ведь тогда Гоголь будет быстрее.

         - "Ночь перед рождеством" Гоголя - это ближайшая премьера в "Скоморохе"?

         - Да, премьера 8-го апреля. Дальше будут "Визит дамы" Дюрреманта, "Машенька и медведи" и "The yellow submarine" - спектакль о группе "Битлз" по роману Юлия Буркина и Константина Фадеева "Осколки неба". Наверно, это будет первый в истории "Скомороха" вечерний спектакль без использования живого плана. Больше пока ничего про него не скажу.

25 апреля 2005 г.



Если вы пользуетесь материалами этой страницы - ставьте ссылку
"АФИША: спектакли томских театров"

 


Главная страница