Очки не чистят черным гуталином - советы Эжена Ионеско в интерпретации Романа Виндермана
на главную страницу

Татьяна Веснина, 2000

Очки не чистят черным гуталином - советы Эжена Ионеско в интерпретации Романа Виндермана

В год своего 90-летия Эжен Ионеско стал самым популярным драматургом Томска. Его поставили в драме и в "Скоморохе". Скоро к этой компании присоединиться театр "Интим". Вот и ответ критикам, считающим, что театр абсудра (парадокса) сегодня не в моде.

Какая мода?! Если абсурд - стиль нашей жизни. Неслучайно режиссер-постановщик перед генеральной репетицией "Лысой певицы", обращаясь к первым зрителям, заявил: "В ходе работы мы убедились, пьеса по сравнению с российской действительностью - милый пустячок". Неудивительно, что спектакль вышел о нас, о России, о конце ХХ века. Хотя пьеса написана полвека назад во Франции, а главные действующие лица и вовсе англичане.

И опыт - сын ошибок...

Предел ума - безумье. Предел молчанья - крик. Это о "Лысой певицы". Формулировка не моя. Это строчки из молодого северского поэта Вадима Долинского. Вспомнились, когда в очередной раз посмотрела "Лысую певицу". Можно и классический эпиграф к увиденному предпослать, из самого Шекспира: "Жизнь - это история, рассказанная идиотом".

А можно провести эксперимент, чтобы составить приблизительное представление о содержании этой пьесы. После ужина (обеда, завтрака) возьмите карандаш и бумагу, и добросовестно запишите все, абсолютно все, реплики (ваши, членов семьи, говорящих голов в телевизоре, невидимок из радиоприемника и даже строчки из газет) в той последовательности, в какой они будут поступать. Причем старайтесь записывать предложения в соотвествии с граматическими нормами: подлежащие - сказуемое - прямое дополнение - опеределение.

Если в итоге, вы, совершенно одурев от тупоумия, бессмыслицы, косноязычия, не бросите это неблагодарное занятие, если результаты эксперимента вас порадуют, если от записанного и прочитанного у вас волосы не встанут дыбом, то это означает одно из двух - или у вас железные нервы, или вы - второй Ионеско.

На подобный эксперимент я пустилась, когда прочитала воспоминания драматурга, как тот писал "Лысую певицу". Он просто выстраивал в ряд одну за другой самые банальные фразы, взятые из английского разговорника, составленные из самых пустых по смыслу слов, из самых стертых языковых клише. "Это была несчастная идея: попав в сумятицу разросшихся слов-трупов, отупевший от автоматизма разговора, я изнемогал от отвращения, от невыразимой грусти..."

Если Ионеско, по его признанию, писал трагедию речи, то у меня получилась трагедия быта. Не спектакль отправилась с нехорошими предчувствиями. А в театре смеялась. Над парадоксами автора. Над парадоксами режиссера. Но взрывы смеха все-таки сменялись ощущением ужаса. Второй раз смеялась уже меньше. Забавные парадоксы мышления, речи, ситуаций, на которых выстроены пьеса и спектакль, вызывали вымученную улыбку. И тоску. Мне грустно от того, что "весело" вокруг - пыталась я шутить, перефразируя Лермонтова.

..И парадоксов друг

Жизнь с подмостков "Скомороха" предстает в виде бесконечных пустых разговоров, кошмарных снов, нагромождения рекламы, пожаров, убийств, катастроф, о которых герои рассказывают либо с интонацией радостного возбуждения, либо будничным голосом.

В постановке парадоксальность автора сохранена и даже усилена. Например, в пьесе мистер и миссис Смит уходят, чтобы переодеть домашнее платье на вечернее, а возвращаются в тех же нарядах. Марина Дюсьметова и Александр Капранов, играющие главных героев, выходят к гостям в ночных пижамах. (Ну, чем не вечерний наряд?!)

Брандмайор (Дмитрий Никифоров), собираясь рассказать историю под названием "Насморк", не просто просит, чтобы его не слушали, но и залезает под стол. Служанка Мэри (Елена Дзюба) разговаривает со Смитами так, будто это она хозяйка, а не они. Наконец, супруги Мартены обезличены настолько, что представлены куклами (автор Ядвига Мидлярска-Коваль, а помогают оживить их Дания Турклиева, Надежда Страшко, Юрий Орлов, Валерий Филоненко).

Повседневность, доведенная до абсурда, абсурд, ставший повседневностью - лейтмотив спектакля. Самые нелепые, бессмысленные фразы актерами произносятся с самой серьезной, порой пафасной интонацией. Абсурдистскую пьесу они играют, как бытовую драму. Реалистичность интерьера и реквизита только подчеркивают фантасмагоричность ситуаций и диалогов.

Зритель за час двадцать пять минут (столько длится спектакль) проделывает путь из пункта А - "Смех" в пункт В - "Слезы". В результате получается не только знакомое нам явление - смех сквозь слезы, но и парадокс в духе Ионеско - грустно от того, что смешно; страшно от того, что забавно.

Смешно, когда на безумолчную болтовню миссис Смит мистер Смит отвечает исключительно цоканьем языка (то не одобряя жену, то соглашаясь с ней). При этом, не отрываясь, читает газету. Грустно, потому что эта сцена напоминает привычную картину, характерную для многих семьей. Правда, во время спектакля получаешь эстетическое удовольствие от игры Дюсьметовой и Капранова. Возникает подозрение, что эта парочка заслуженных артистов России также "аппетитно" может сыграть и телефонный справочник.

Забавно и смешно наблюдать за поведением застенчивого и нерешительного пожарного(!) Дмитрия Никифорова. За тем, как он тушит "пожар" в камине, сделав туда, пардон, пи-пи. Однако образ, который создает артист - трагикомичен. Ассоциации, которые он вызывает, навевают самые невеселые мысли. "Говорящая голова" брандмайора - не что иное, как современный телевизор с самопреключающимися каналами, по которым идут сплошные мыльные сериалы. Его же реплика: "Меня ждет пожар через четверть часа", - это поведение журналистов-ньюсмейкеров, для которых хорошая новость - это плохая новость.

Смех и ужас сменяют друг друга в предпоследней сцене, когда все герои начинают нести сущую околесицу, переходят на "учебные" фразы типа "мама мыла раму" и полнейший дадаизм - "И! Ди! Не! Ту! Да!" - "Базар, Бальзак, Базен..." - "А, ц, о, у а ц". И каждый выкрик, каждая реплика - приговор языку. Язык мертв - мертва и жизнь, выразителем которой он является.

Театр остановившихся часов

Спектакль Виндермана - это не только трагедия речи, это трагедия быта. Точнее, трагедия человека, обреченного на тупоумие ежедневности, утратившего смысл жизни и даже собственное "я". Смыслоутрата - одна из главных тем ХХ века - стала темой спектакля, идущего в "Скоморохе".

Инвалидные кресла, вначале казавшиеся просто любопытной находкой режиссера и сценографа, в конце становится страшным символом абсурдности жизни. Мистер Смит и миссис Смит в инвалидных креслах - инвалиды. Нравственные уроды. Их немногое отличает от другой супружеской пары. Недаром в конце спектакля уже господа Мартены сидят за обеденным столом в инвалидных креслах-каталках, а миссис Мартен произносит тот же текст, что и миссис Смит в начале спектакля. Круг замкнулся. И он порочен.

Тема смыслоутраты находит свое сценографическое воплощение. Прежде всего это часы. Нарисованные, они ведут себя вызывающе. Бьют когда хотя и сколько хотят, то на "полуслове" замолкают, а то не дают говорить героям. Спектакль и начинается с того, что тишину и темноту зрительного зала взрывает бой часов. При каждом ударе они содрогаются, а с последним в бессилии падают на пол. При взгляде не "потекший" циферблат вспоминается "Настойчивость памяти" Сальвадора Дали. Этот символ метафизичности времени. Время как бы есть. Но на самом деле его нет. Оно распято.

У зрителя складывается стойкое ощущение, что действие происходит в безвременном пространстве. Чуть было не написала в "безвоздушном". Что в принципе верно. Персонажи действуют, как в вакууме. Да и действия-то как такового нет. Жизнь течет - ничего не меняется. К этой мысли приходишь в конце спектакля. Если бы эту пьесу поставили в 70-80-е, это была бы едкая сатира на брежневский застой, апофеозом безвременья. Но она актуальна и сегодня, когда темп жизни стал просто-таки сумасшедшим.

А мораль?

После спектакля один из зрителей назвал его аморальным. В том смысле, что он недает утешения. Не дарит надежду. Что наша действительность предстает мрачной и безрадостной. Но думается, виноваты в этом не Виндерман и не Ионеско. Как говорится, неча на зеркало пенять. Что же касается совета не чистить очки черным гуталином, так на это можно ответить другой фразой из "Лысой певицы": "А мораль ищите сами".

... Лысая певица так и не появится на сцене. О ней вспомнят только под конец. При ее упоминании брандмайор нервно вдрогнет, будто вслух произнесли запрещенное имя. Больше о лысой певице, как о случайном персонаже - ни слова.

В названии пьесы она тоже появилась случайно. Говорят, на первой репетиции актер, игравший пожарного, вместо слов "слишком светлая певица" произнес "слишком лысая певица". И Ионеско тут же заменил первоначального "Англичанина без дела" - "Лысой певицей". Но совершенно не случайно эта пьеса Эжена Ионеско появилась в репертуаре театра куклы и актера "Скоморох".

Татьяна Веснина. Ноябрь 2000





Если вы пользуетесь материалами этой страницы - ставьте ссылку
"АФИША: спектакли томских театров" /tafiz.ru
Copyright © 2001-2002 Андрей Киселев

Главная страница
Реклама:
damixa arc 26000
сфб, высокопрочный сталефибробетон.