Чуть-чуть волшебства

 

 

 

 

Анна - Татьяна Угрюмова, Тиль - Алексей Беляков Рыбник - Сергей Иванов
Палач - Евгений Казаков, Клаас - Геннадий Поляков Неле - Татьяна Угрюмова
Ламме - Анатолий Кудрявцев, Неле - Татьяна Угрюмова, Тиль - Алексей Беляков Клаас - Геннадий Поляков
Катлина - Наталья Носова массовая сцена

"Тиль"
спектакль СТДЮ (2001)

Чуть-чуть волшебства

Елена Миненко

       Умница судьба расстаралась и в конце нашего путешествия поставила театральный восклицательный знак. Последнее наше сибирское впечатление - "Тиль" Северского театра для детей и юношества (режиссер Наталья Корлякова, художник Владимир Левин, композитор Юлия Морозова). В театральном деле, конечно же, невозможны годные для всех рецепты, гарантирующие в результате "отменное блюдо". И все-таки... если есть профессиональная азартная труппа, твердая режиссерская рука, неистощимое, но не переизбыточное воображение и чувство юмора, если есть музыка, рожденная для спектакля и спектаклем, любовь к драматургу и, кстати, к зрителю - тогда рождается не только Тиль, дух Фландрии,- рождается дух театра. Да, главное! Еще, конечно, необходимо чуть-чуть волшебства... Сцена покрыта пеплом, мерцающим иногда от тлеющего где-то в глубине огня. Даже в самых смешных эпизодах спектакля не забываешь, что герои ступают по земле страдания и пепел Клааса, пепел всех сгоревших на кострах инквизиции "стучит в сердце". Жизнь и смерть, боль и радость, слезы и смех в этом спектакле рядом, да только смерти не дадут победить, пока жив дух Фландрии, дух Свободы.

       Театр рассказывает историю Тиля Уленшпигеля, в которой смерть - только эпизод, Жизнь не отменяющий. Спектакль разыгран так, как могла бы его разыграть труппа бродячих актеров, когда из трех столов сооружается любая декорация, когда артисты играют по две, а то и по три роли, а костюм создается вроде бы из того, что под рукой. В нем придумана и продумана каждая деталь, но оставлено место для импровизации. Солдаты в обмундировании из стиральных досок, кастрюль, тазиков и ведер приветствуют друг друга, сталкиваясь с жестяным звуком. Инквизиторы перебирают четки из огромных черепов. Принц Оранский (Г.Поляков) красуется в кожаных шортах, на груди герб с огромными буквами "ПО". Король Филипп (Е.Казаков) в потрясающих желтых шляпе и плаще, манерный и томный, выслушивая доклад коменданта Бриля, начинает по-детски увлеченно играть в солдатиков и, уходя, прихватывает их с собой... В этом изобилии выдумки, говоря словами Филиппа, "чувствуется фламандская школа". Спектакль азартно поет и танцует под замечательную музыку Юлии Морозовой, и, мы вас уверяем, многие мелодии вы еще долго будете напевать сами, что не часто случается в современных музыкальных спектаклях. Но не менее ценны в них минуты напряженной тишины, те минуты, когда театр говорит со зрителем о верности, дружбе, любви к родине, смерти - без пафоса, спокойно. Так спокойно, как уходит на костер Клаас (Г.Поляков). Он стоит один на сцене лицом к зрителю, обращены в зал и лица остальных - они сидят на краю сцены спиной к Клаасу. Негромко, улыбаясь он говорит о том, что человек не продается и не предает себя и других. Говорит нам и тем, чьи глаза, полные слез, устремлены в зал. Не плачет только Сооткин (Л.Усольцева) - потому что не плачет ее муж, потому что ей нельзя плакать. Зато плачет зал. В этом спектакле есть Герой - веселый, красивый, свободный Тиль (А.Беляков) и Героиня - Неле-Беткин-Анна (Т.Угрюмова играет три роли, три характера ярко и убедительно), об отсутствии которых на сцене так сокрушается современный театр. Дух Фландрии и ее душа, мужчина, который всегда в пути, и женщина, всегда ждущая у дороги с сердцем, сжавшимся в комочек. В-общем, мальчишкам и девчонкам, приходящим в северский театр, есть кому подражать и в кого влюбляться... Мы, признаться, тоже влюбились в ... Северск, в Северск!

 

Елена Миненко. "Петербургский театральный журнал", №26, март 2002

 

На главную | Новости | Контакты | |

 



Главная страница
Реклама:
экскаватор
На самолет авиабилеты в Новосибирск из аэропорта.