2002 февраль
АФИША: новости томских театров #22

9 февраля 2002 года.
      Этот выпуск посвящается Наталье Топучкановой, из Абакана, приезжающей в отпуск в Томск специально для того, чтобы посмотреть спектакли.

Встреча с Федоришиным.

Сегодня суббота, выходной день. С трудом поднявшись со своего ребристого ложа (что-то почки заломило), я бросил нервный взгляд на часы. 15.00. Стало быть, еще есть время, почистить зубы, побриться и отправиться в театр. Долетел до драмы на маршрутке. В 16.30 я уже был на месте, вошел не как обычно, через служебный (сейчас у них там ремонт), а через парадный вход. Меня спросили: "на пресс-конференцию", я молча кивнул. Вошел, разделся, гардеробщица, мотивировав новыми правилами, заставила вытащить шапку и шарфик из рукавов и положить их в мешочек, за который потом истребовала рубль.
       В малом зале, сбившись в группки по 5-6 человек, сидело десятка три благородных, одетых преимущественно в черное и немного красного, молчаливых девиц, равномерно распределенные по обе части от центрального прохода, студентки ТГУ и Педагогического, курсы Марьи Марковны Смирновой и Ирины Иосифовны Травиной, наших уважаемых завлитов (ТДТ и ТЮЗа - хотя Травина, проработавшая в ТЮЗе лет 20, сейчас там не работает, я даже не знаю, кто в ТЮЗе сейчас завлит, а Ирина Иосифовна возглавила секцию критиков в томском отделении СТД России), а вот и сами уважаемые дамы, зашли втроем вместе с Валентиной Головчинер (профессор ТГПУ, театро- и искусствовед), а вот и Таня Веснина (журналистка газеты "Томский вестник", получила премию "Общественного признания" в прошлом году за театральную журналистику), а вот и Юра Татаренко (актер Драмы и ведущий телепрограммы "Черный кот" телекомпании "Алиса"), пригласивший меня на эту встречу. На сцене стоял стол с двумя стаканами, пепельницей и бутылкой минералки "Омега" (местного, кажется, зырянского, розлива). Полный свет.
       Появляются Федоришин и Пахомов. Пахомов (Юрий Алексеевич, главный режиссер Томской Драмы) произносит вступительную речь, вот-де Ярослав Васильич, приехал к нам на работу, будет ставить два спектакля, пожалте, задавайте вопросы, и нервно закуривает сигарету. Федоришин (плотный, коренастый мужчина лет 50, сиво-седые волосы, собранные сзади в "хвост", красная футболка и джинсы, коричневые, и как мне показалось, маленькие, почти детские туфли, карие, немного выпуклые глаза, круглое лицо, маленький подбородок прячется под недельной сивой щетиной) вглядывается в зал, ой, не пойму, кто здесь сидит: студенты, журналисты, теоретики? Голос Ирины Иосифовны, видимо, от волнения звучит ломающимся басом: у нас тут нет теоретиков... ха-ха... или все теоретики... ха-ха.. Ну ладно, продолжает Ярослав Васильевич, я приехал к вам ставить два спектакля, которые сейчас идут в моем театре во Львове (театр "Воскресение" - "Воскрешение" - перевел потом Пахомов. Федоришин, когда волновался, переходил на украинский, и останавливаясь, спрашивал нас, "как это по-русски", а вообще, говорил с "европейским" акцентом, особенно, когда рассказывал про Италию и Амстердам, про уличные спектакли Питера Брука)... Федоришин произвел впечатление чрезвычайно энергичного человека, такой маленький ртутный шарик. Рассказывая к примеру о том, что актерская жизнь - это жизнь со смещенным центром тяжести, он вскакивал и показывал, как это, как ходит нормальный человек, у которого центр тяжести в груди (показывает), и как ходит, живет, актер (перемещает центр тяжести в плечо, и удивительным образом его тело перекашивается, и он ходит, крутится кругами).. Этими своими периодическими вскакиваниями он не давал задремать, музыка его мягкого, безостановочно льющегося голоса гипнотизировала.. В один из таких моментов вскакивания, встрепенувшись, я спросил, краем уха слышал о ваших теоретических разработках психотехники, актерской, методов работы с актерами, это что, нечто вроде мейерхольдовской биомеханики (я блеснул скромными познаниями, хотя очень, очень далек от профессионального театроведения), и Ярослав Васильевич, на мгновение остановившись, начинает говорить о своих курсах во Львове, когда он для наиболее быстрого обучения актеров, к примеру, классическому пению, приглашает итальянских исполнителей в роли учителей, и вот так, при непосредственном контакте, обучение идет гораздо быстрее, чем самостоятельными, доморощенными средствами, а вообще-то он не любит распостраняться о своих методах, это секрет, и тут же, помявшись, приоткрывает великую тайну о золотой нити, выходящей у актера из затылка (представляю, как тут некоторых покоробит), и о том, что в "Горных великанах" актеры будут подвешены в воздухе на этих самых нитях, как символ парения духа, и еще... еще они будут петь гимны, на манер церковного хорового пения (и он тут же исполняет песнопение тоненьким голоском, справедливости ради сказать, хорошо поставленным).. Улыбаетесь? Улыбатесь-улыбайтесь. Это хорошо :) Так же Ярослав Васильевич сообщил, что актеры во всем мире зарабатывают очень мало и чтобы как-то поправить бюджет театра, в той же Италии, к примеру, летом артисты выходят на улицу, конечно, это дороже, чем в зале, нужны приспособления, ходули какие-нибудь, передвижные станки, огонь, но в итоге уличные шоу окупаются.. Даже итальянская опера выходит на улицу, правда там уличные спектакли оплачивает муниципалитет... А возьмите, говорит, Питера Брука, его знаменитейшее огненное представление от заката до рассвета.. Правда, там реклама представления шла два месяца, по городам возили огромный 60-метровый корабль, на борту которого было написано когда и где состоится представление.. И мы, говорит Федоришин, очень много денег тратим на рекламу, а администратора у нас вообще нет, мы работаем только через кассу... И так далее. Закончил встречу опять Пахомов, нервно выкуривший к тому 5 сигарет, выпивший полбутылки минералки и ставший похожим на злющего белогвардейского офицера. Поблагодарив коллегу, он саркастически высказался в духе, что в театре головой "работать" надо, а если (тут он глянул бычьим глазом на девиц) хочется "отдыхать", так пожалте на дискотеку, там вас и поцелуют везде, потому как вы взрослые везде.. Я недоуменно спросил Юру, о чем это. - Это о "Венском стуле" - ответил Юра. Похоже, что спектакль был не очень-то хорошо принят зрителем, непонятен по сюжету. Что ж, бывает.
       Напомним, что премьера спектакля "Горные великаны" должна состояться 21 февраля. 22 февраля намечена еще одна встреча с режиссером Ярославом Федоришиным, там же в малом зале ТДТ.

      Из других новостей. Актриса Томской Драмы - Вера Ивановна Тютрина и актер Томского ТЮЗа - Максим Бардашев заканчивают курсы режиссеров в Екатеринбургском театральном институте. В ближайшем будущем Вера Ивановна (о, это внушительная Вера Ивановна! громче ее голоса пожалуй и не припомню) должна представить на подмостках ТДТ свою дипломную работу "Портрет", по Гоголю. О работе Максима ничего неизвестно. Если кто-то знает, черкните.

      С уважением



Если вы пользуетесь материалами этой страницы - ставьте ссылку
"АФИША: спектакли томских театров" /tafiz.ru
Copyright © 2001-2002 Андрей Киселев

 

 


Главная страница