2002 март
АФИША: новости томских театров #34

16 марта 2002 г. "Дорога в Дамаск" в Драме

Когда, во время представления, я в третий раз поймал себя на мысли о том, что думаю о том, что чувствовал Лев Пичурин, смотревший "Горных великанов" и позже сказавший по поводу этого спектакля Федоришина: "писать об этом спектакле нелепо", я понял, что волнуюсь по поводу того, что и мне нелегко придется.. Писать не "нелепо", но трудно. Безусловно трудно описать спектакль в котором речь идет о слове, о власти слова, и в котором в тоже время слов нет, в котором оно стоит на втором плане. На первом - действие, символика. Безусловно, это сложный спектакль, и не побоюсь этого сказать, где-то метафизический (может быть, вы знаете, современные "продвинутые" семиотики утверждают, что религиозное, мистическое ощущение не поддается словесному описанию, может быть, это и имел в виду Пичурин?). Во всяком случае зрелище непривычное.. К сожалению, я не читал трилогии А.Стриндберга, давшей режиссеру пищу для размышления, к счастью, я читал Т.Манна, описывающего дорогу в Дамашки (Дамаск).. Авраам, Исаак и Израиль, Рувим и Иосиф, а еще раньше Хам, Авель и Каин, все эти ветхозаветные персоналии, первоисточники, незримо присутствуют на сцене, и иногда звучат из уст героя, назвавшего, к примеру, свою первую женщину Евой.. О, это странный герой... Писатель. Человек, который знает все и то, что он ничего не знает. Человек, оказавшийся в полной власти божественного слова (слово было бог), запутавшийся в словах и оттого несчастный, как говорится, в личной жизни.. Два аспекта: тело и дух. Когда отказывает тело, человек обращается к вере, а когда дух?. Сюжет банален и страшен. Одиночество, отчаяние одиночества, встреча с женщиной, женитьба, ее родители, расставание, возвращение, примирение (с уже не Евой, а не помню, то-ли Хильдой, то-ли... нордическое такое имя :) и полная удовлетворенность в финале, возвращение в семью, "теперь я понял, что такое поэзия" - мертвецки улыбаясь, говорит герой, все радуются, фанфары, занавес... Ужас...
Режиссер - блестящий визуалист, я никогда и нигде не видел такой скрупулезной работы пластического театра, световой и цветовой (а также музыкальной и шумовой) партитуры. Все актеры - затянуты в трико телесного цвета (без бюзиков, можно отлично рассмотреть достоинства фигуры :), то есть, как бы голые, кроме героя в плаще и драных джинсах. Любое душевное движение обязательно "показано". К примеру, когда он и она знакомятся, то подбирают с земли жгуты веревок (буквально, "зачем мне эти веревки", простонареч.), скручивают и натягивают между собой. Родители Хильды помогают скрутить канат покрепче, переплетая концы в руках героя, а потом... Потом супруги начинают мотать друг друга на канате, он злодейски рвет к себе и вырывает связь из ее рук, и обматывает этим канатом несчастную женщину, оставляя все, что было между ними - ей, в то время скованную, связанную по рукам и ногам этим прошлым, этими воспоминаниями.. Илья Гваракидзе, фанатик пластического театра, оторвался на полную катушку: скрючившись в немыслимую босховскую лягушку, катался по полу волчком, крутился колесом, умудряясь членораздельно что-то выкрикивать.. Был неплох и Юра Татаренко, единственный, пожалуй из актеров, успешно продуцирующий нордический облик, вылитый ганс, соединивший себе и высокомерность речи, и припрыгивающую походку (когда он, маленький, пытался схватить за горло высокого Колемасова - (гл.роль) писателя, и даже зализанную прическу с пробором посередине... А вот Ева (Хильда), Аркушенко мне не понравилась... И как праматерь человечества, низенькая, толстенькая и короткошеея (не такой мне Ева представляется) и как лирическая героиня... Характерный для этой актрисы взрывной темперамент, истерически-холерически-стервозное поведение, скрипучий пронзительный голос, на мой взгляд, не находят себе применения в этом спектакле.. Она, конечно, пыталась изобразить северную холодную красавицу, но нет-нет, сквозь этот облик то и дело прорывались прежние пронзительно-истерические нотки..
Еще пару слов об оформлении спектакля. Режиссер Федоришин умудрился невероятно расширить пространство сцены вверх, как будто бы потолка вовсе не было.. Этому способствовали свисающие сверху толстые канаты, свисающая прямо на нас широкая лента бумаги, периодически отматываемая, очень напоминающая небесный рулон туалетного пепифакса еще и потому, что отматывалась она с каждой сменой эпизода, и в нее заворачивались, как, извиняюсь за выражение, какушки - люди этого эпизода, потом все это скамкивалось и выбрасывалось, начинался очередной виток жизни...

Андрей



Если вы пользуетесь материалами этой страницы - ставьте ссылку
"АФИША: спектакли томских театров" /tafiz.ru
Copyright © 2001-2002 Андрей Киселев

Главная страница
Реклама:
Где купить бижутерию оптом - зачем задавать дурацкие вопросы, если можно просто зайти на сайт.
продажа авиабилетов электронных, авиабилет дешево.