Мы с Ириной смотрим в одну сторону

Наталья Завьялова

Илья Гваракидзе:
Мы с Ириной смотрим в одну сторону

       Семья актеров - Ильи Гваракидзе и Ирины Шушлянниковой - хорошо знакома всем томским театралам. Из-за занятости Ирины - у нее десятимесячный ребенок, а любая мать подтвердит, что это очень ответственная работа, - интервью получилось в основном с Ильей.
       - Как ты стал актером?
        - Я и сам не ожидал. Родители были знакомы с руководителем театра-студии "Осколки", и в 15 лет меня взяли туда помощником машиниста сцены. Потом попробовал себя в спектаклях -понравилось, естественно, и решил поступать в театральное училище. Мама сказала, что раз так, то надо учиться в Москве, и добавила: "Езжай, все равно не поступишь". Я поехал и поступил; там же познакомился со своей будущей женой - Иринка родом из Иркутска.
        - Почему же не остался в столице?
        - Это был 1995 год, вспомните то время, а моя фамилия Гваракидзе, потом прописки нет, военкомат ходил по пятам... Поработав полгода в Вильнюсе, уехали в Томск, в драмтеатр, к Моисею Мироновичу Мучнику. О чем все эти годы, до последнего момента, ни разу не пожалели. Да и сейчас... Не то чтобы пожалели, просто настала пора делать следующий шаг в жизни. Не меняя профессии, конечно. Со смертью Мучника наш театр стал другим, несмотря на то, что труппа, цеха остались...
        Театp - дорогое удовольствие. Чтобы привезти серьезных специалистов, надо их как-то заинтересовать. То, что мэр Александр Макаров пошел нам с Ириной навстречу и дал двухкомнатную квартиру, - чудо. Знаете, сколько неплохих ребят, которых привез Моисей Миронович, из-за неустроенности уехали из города...
        Так сложилось, что сегодня содержать театр некому. Актерам ничего не остается, как работать в кабаках. Я не против, но должна быть четкая грань. Никто не запрещает в Томске открыть театр кабаре или варьете, если существует такая потребность. Но в драматическом театре... Я ни с кем не скандалил, никого не переубеждал, просто и в этом не участвую. И я знаю многих актеров, которые тоже сказали "нет". Я могу петь, вести программу, даже танцевать, но но уже скорее эстрадная деятельность. В Литве я, тоже, поработал в кабаках,- но там другая культура ресторана: все не так разгульно.
        - Сейчас ты участвуешь в новом проекте?
        Да, открыт театр "Версия", состоялась премьера - "Портрет" по Гоголю. Команда сборная, можно назвать это словом,"антреприза". Антрепризу надо понимать не как "чес", ни в коем случае, а как достаточно серьезный живой театр. В царской России на попечении государства театров было два - Малый и Большой, а все остальное держалось на антрепризе: в городах существовали театральные здания, в них выступали приезжие труппы или местные драмкружки. Мне кажется, театр сегодня к этому и идет.

Семейные сцены

        - Говорят, творческие люди - натуры сложные, к ним надо приспосабливаться. Как в вашей семье уживаются два актера?
        - Что фамилия моя на букву "г", Ирина знала давно, так что она не брала кота в мешке (смеется). Что меня зацепило, не считая чувств, - я не встречал девушки до нее, которая могла бы справиться с моими закидонами. Мы просто смотрим с ней в одну сторону, мы одной школы, одинаково ощущаем профессию.
        Ирина: - "Уживаются" - не та проблема, в любой семье главное - взаимопонимание. Гадости про себя может говорить каждый - у всех есть и недостатки, и положительные стороны. Илья очень взрывной человек, ведь актеры люди эмоциональные. Я знаю, что он вспылит и остынет, а он про меня знает, когда меня занесло... Мы видим друг друга на сцене, а она предполагает большие эмоциональные амплитуды, это помогает лучше понять друг друга. Если бы это было так невыносимо, с актерами и актрисами вообще бы никто не создавал семью. Хотя я встречала примеры, как семьи рушились, когда кто-то заражался театром.
        Илья: - Сейчас у нас сложный этап: Ира в декрете, но в то же время играть ей необходимо, ведь она актриса. А нанять няню дорого. Райкин как-то сказал, что театр -такой организм, который очень быстро залечивает раны, как поезд -идет вперед, и если ты выпал, то он очень легко без тебя обойдется. Хороший театр не потеряет в качестве, а плохой качества не заметит, ему это не нужно.
        Ирина: - Конечно, я скучаю по сцене. Актерами становятся люди, у которых, кроме обычной эмоциональной энергии, есть еще дополнительная, и ей постоянно требуется выход.

Интригующий театр

        - Илья, страшно начинать работать по контракту?
        - Я жил под крылом peпертуарного театра, подходил два раза в месяц к кассе, был каким-то образом защищен. Се-годня мне некуда подходить, я выплыл в этот мир, а в 30 лет это довольно сложно. Я очень многого не понимаю, ни юридическими, ни финансовыми делами никогда не занимался. Единственные планы - работать по специальности и чтобы денег хватало. Я предпочитаю, чтобы не меня кто-то тарифицировал, а мы с Ириной, поскольку как-то себя в городе зарекомендовали, сами себя оценивали. Когда я уходил из театра, сказал, что работать я не отказываюсь - приглашайте на конкретные роли.
        - Приглашают?
        - Нет, конечно. Потому что там, помимо меня, есть масса людей, ничуть не хуже, чем я. Но я убежден на 100 процентов, что очень скоро театр должен прийти к контрактной системе. Случайных людей в театре нет! Это здоровый организм и очень жесткий, потому что идет очень суровый отбор.
        - Отбор предполагает интриги.
        - Пусть будут интриги. У профессиональных актеров есть свой кодекс чести: ничего, что творится за кулисами, на сцену не тянется. Сцена - это особый мир. Когда-то старухи Малого театра ходили по коридору и даже не здоровались друг с другом, но выходили на сцену - и было дело...
        - А что-нибудь веселое в вашей театральной жизни было?
        - Постоянно какие-нибудь сюрпризы. Был у нас спектакль "Колдунья". На сцене стоял помост, в него налили настоящую воду - это было "озеро", посреди озера - церковь. Мы играли трагедию, я долго умирал от чахотки, зрители переживали. Финальная сцена: мельник и возлюбленный Амфеи дерутся, мельник кидается с топором, зритель замирает... Дальше шла перебивка, перемена картины -в следующей сцене актер лежал "зарубленный" в озере. Открывается занавес - дикий хохот в зале, мы ничего не можем понять - свет бликует, и вдруг видим, что по "озеру" плывет топор (он был деревянный). Понятно, что финал не получился. Жалко, критиков не было в зале - сказали бы: "Какая находка!" Таких случаев очень много. Как-то мы играли "Конька-Горбунка" на севере, пошел дождь, и крыша потекла. У меня как раз текст был про дождь, я стоял и умывался этой водой. Бывает, приезжаешь в северную деревню, перед тобой там 15 лет никого не было, клуб заколочен крест-накрест. Отыграешь спектакль - после тебя его опять заколачивают. Как-то вошли в клуб, а там два бычка стоят в зрительном зале...

О сыне - без пафоса

        - Как зовут вашего сына?
        - Его зовут Давид - в честь прадедушки Давида, и так получилось, что аббревиатура его имени - мужское генеалогическое древо. Прадедушка Давид, дедушек - моего и Ириного - звали Андрей и Абрам, моего папу звали Виктор, меня Илья, его Давид. Ему одиннадцатый месяц. Он уже изобретает свой язык - что-то лопочет. Я помогаю ребятам из музыкального училища в актерском мастерстве и часто привожу в пример Давида: как он слушает, ищет звук, познает мир, смотрит в рот, имитирует звуки, пытается понять, что такое язык, обезьянничает -это основа сценической речи. В училище, когда у нашего мастера Юрия Соломина родилась внучка, он так же приводил нам ее в пример.
        - Как вы думаете, Давид тоже будет актером?
        - Дай Бог ему человеком вырасти - без всякого пафоса.

Друг семьи

        - Рассказывали, что в детстве у тебя была овчарка. А сейчас?
        - Уже вместе с Ириной мы заводили таксу. В 11 месяцев щенок погиб, это была семейная трагедия. Вскоре мы взяли ньюфаундленда. Правда, с ним у нас проблемы - я признаю собак, которые приносят пользу и которые меня слушаются. Ньюф нас не защитит, к тому же характер у него весьма самостоятельный, а по молодости лет в голове гуляет ветер. Все же это член семьи, и я его люблю. Еще с нами живет "дворянский" кот и тараканы (шучу). Кот - очень умное существо, вовремя придет, вовремя уйдет, не навязчивый. Если он не нужен - его и не видно. Замечательное животное! И с ребенком прекрасно ладит.
        - Пожелаете что-нибудь нашим читателям?
        - Конечно. Здоровья, удачи и покоя в этом истеричном мире. И еще - волшебной интуиции, которая вела бы по жизни, и добрых чудес. С Новым годом!

"Семейный совет" ("Томские новости" №52), 26 декабря 2002 г.
фотографии: Максим Каширин



Если вы пользуетесь материалами этой страницы - ставьте ссылку
"АФИША: спектакли томских театров" /tafiz.ru
Copyright © 2001-2002 Андрей Киселев


Главная страница
Реклама:
Модные ободки 2010. Ободок с перьями. Ободки 2010.
ЭЦП подробности