Приручить черепаху

Татьяна Веснина


Приручить черепаху
Как одна баба генералов накормила

       Чешский драматург Иржи Губач сочинил исторический анекдот "Мадам Генерал" о якобы последней любви сосланного на остров Святой Елены Наполеона к простой крестьянке по имени Жозефина. Та тайно проникла к опальному императору, чтобы взыскать с покорителя пол-Европы 20 тысяч (не рублей, разумеется) за потерю кормильца и на пропитание четверых ее сыновей, которых всех до одного зовут Наполеонами.
       Чувствуете? Уже на уровне имен - анекдот.
       Юрий Пахомов усугубляет анекдотичность ситуации до фарса. Вместе со сценографом Дмитрием Гребенкиным он выстраивает на сцене хлев, сарай из горбылей, где на подстилке из соломы спит бывший император. Художественное пространство, сотворенное из натуральных материалов, с одной стороны, убеждает зрителя в достоверности вымышленной истории, с другой - подчеркивает притчевость сюжета, ведь хлев с соломой и яслями сразу напоминает библейскую историю рождения младенца Иисуса. Чтобы у зрителя не осталось ни малейших сомнений, в каком месте оказался кумир и гроза начала XIX века, режиссер с художником ставят клетку с курицами. Настоящими, живыми курицами, которые кудахчут во время спектакля. И создают определенную трудность для актеров соответствовать, быть такими же естественными и органичными, как пернатые исполнители.
       Режиссерский намек очевиден: курица - не птица, Наполеон - не император. У Бонапарта Геннадия Полякова от былого величия - только величественные позы и воспоминания. Он унижен и опущен не только англичанами, которые ограничили свободу его передвижений, но и собственными генералами. Даже щуплый поваренок в исполнении Андрея Шрейтера
разговаривает с главнокомандующим через губу, как с некредитоспособным посетителем харчевни.
       Однако и Жозефина Татьяны Аркушенко - не генерал, хоть и носит треуголку и мундир. И лихо командует балбесами-генералами - Юрием Кисуриным и Владимиром Тарасовым, а также Евгением Платохиным и Александром Ланговым, заставляя их жить по своему уставу. Героиня Аркушенко, больше похожая на славянскую бабу, чем на валькирию французской революции, не только жалеет Наполеона (по-русски значит любит), но и пробуждает в нем уважение к самому себе. И, что примечательно, это самоуважение вырастает из национального самосознания: Наполеон сначала нехотя подыгрывает Жозефине в ее корсиканских песнях-плясках, а потом его корсиканский характер заставляет расправить плечи.
       Знаю, некоторой части публики не понравилось, что трагедия великой личности представлена в виде фарса, что Жозефина местами излишне грубовата, что свита не доигрывает короля, что не хватает легкости в этом дуракавалянии на сцене... Но самое удивительное: во все эти не мыслимые, невозможные ситуации в реальной действительности мы, зрители, верим. Верим и смеемся, когда Жозефина и Наполе он корчат рожи. Сочувствуем и верим, когда император признается в любви и просит руки Крестьянки. Отмечая про себя, что режиссер ухитрился незаметно, под кривлянье и дуракаваляние переключить фарс на мелодраму. И разделяем тонкую насмешку Иржи Губач над любителями мемуаров, а точнее, над лю бителями сочинять оные.
       Говорят, на острове Святой Елены по сетителям показывают живую морскую чере паху, которая приплывает к берегу в одно и то же время, якобы потому, что ее к этому приучил сам Наполеон, подкармливающий животное. И каждый турист, который верит в эту легенду, тоже может покормить черепаху императора. А была ли черепаха, хотите - верьте, хотите - нет.

"Томский вестник", 26 января 2005

 


Если вы пользуетесь материалами этой страницы - ставьте ссылку
"АФИША: спектакли томских театров" /tafiz.ru



Главная страница
Реклама:
Изготовление любой рекламы.
Колонны в качестве архитектурных украшений популярны в загородных коттеджах и частных домах.
Есть детские электромобили 1 местные, а есть электромобили детские 2 местные. Электромобили.