Наталья Бабенко."Свети мне солнце" (Ричард III")

Наталья Бабенко /www.livejournal.com/users/na_talie

       "Свети мне солнце, чтобы целый день мог лицезреть я собственную тень!"

       Именно это слова, а не растиражированное "Коня! Коня! Корону - за коня!" теперь будут ассоциироваться у меня с шекспировской трагедией "Ричард III".

       Ричард III в исполнении Владимира Варенцова созерцает собственную тень с каким-то даже сладострастием. Он с такой скоростью и ловкостью уничтожает родственников, "преграждающих" ему путь к вожделенному трону, что трагедия начинает перерастать в фарс. Впрочем, с легкой руки режиссера создается впечатление, что происходящее на сцене действительно всего лишь "игра в трагедию". Герои перемещаются из одной эпохи в другую, примеряя на себя разные маски - вот НКВД-шники арестовывает ни в чем неповинного обывателя (Клеренс), затем мы попадаем в сауну, где развлекаются новые русские (королева Елизавета, Риверс и Грей), после чего переносимся на морское побережье и здесь зритель уже совсем путается, потому что главных героев можно принять как за гангстеров, так и за по-чеховски скучающих интеллигентов начала ХХ века. Режиссер спектакля подбрасывает зрителям символ за символом и тому уже не до драматических переживаний шекспировских героев, успеть бы разгадать очередную аллегорию.
       Конечно, некоторые символы достаточно прозрачны, хотя это совсем не означает, что они оправданы. Ричард III - это, несомненно, Сталин (китель, сапоги, сухая рука), но вот почему его жена леди Анна одета как хиппующая бомжиха - вопрос остается открытым. Королева Елизавета то щеголяет в платьях с кринолинами, то предстает перед зрителями в костюмах начала ХХ века, и чем вызваны такие метаморфозы тоже не очень понятно.
Зато понятно, почему режиссер заставил ее танцевать обнаженной. Для того, чтобы посмотреть на красавицу Ольгу Герасимову en naturele придет полгорода, и сборы спектаклю будут обеспечены.
       И все же в втором действии великая драматургия и актерское мастерство берут свое. Ты перестаешь отмечать несообразности и ломать голову над символами и начинаешь страдать вместе с героями пьесы. Ты сострадаешь даже жестокосердному Ричарду. Несчастному злодею, запутавшемуся в своих параноидальных страхах, получившему корону, но так и не обретшему любви. "Свети мне солнце, чтобы целый день мог лицезреть я собственную тень!" - упорно повторяет он. Но в этих словах звучит уже не угроза, а боль.
       Война намечена как-то пунктиром - звуком и танцами. Ржут кони, звенят клинки, невнятно пляшет кордебалет - так не воюют, так даже не играют в войну.
       Зато потрясает финальная сцена. Когда раздается пресловутое "Коня! Коня! Корону - за коня!" ближайший помощник Ричарда (в пьесе Шекспира он обозначен как 1-й убийца) выносит ему игрушечного тряпичного коня и эти конем Ричарда душит. Здесь-то, по моему скромному разумению, и надо было поставить точку.
       Но нет! Приспешник Ричарда - весь в черном - принимает власть над толпой таких же черных людей, все они открывают белые прозрачные зонтики и на них начинает сыпаться импровизированный снег.
       - Это было красиво, - прокомментировал моя подруга-художница.
       - Зато как-то бессмысленно, - ответила я.
       Или все-таки здесь был какой-то смысл?

5 октября 2005 г.

 


Если вы пользуетесь материалами этой страницы - ставьте ссылку
"АФИША: спектакли томских театров" /tafiz.ru



Главная страница