Ностальгия по сумасшествию

Андрей Сотников

Ностальгия по сумасшествию

       В Томской драме неожиданно запахло достойной игрой и качественной драматургией. Последний раз нечто подобное в славном "городе интеллектуалов" случилось три года назад, на премьере тюзовской "Чайки", правда, очень скоро снятой с репертуара.
        Действие спектакля происходит, как и в знаменитом фильме Милоша Формана "Полет над гнездом кукушки", в сумасшедшем доме. Но если фильм бичует царящую там жестокость, то в пьесе Джона Патрика дом для умалишенных стал последним местом, где в человеке еще может сохраниться человеческое.
        Мир перевернулся. Если в сумасшедшем доме на окнах есть решетки, они нужны лишь для того - в этом уверены все обитатели дома, включая медперсонал, - чтоб удержать весь остальной мир от проникновения сюда. А потому в этом доме все работают над созданием островка любви, порядочности, взаимопомощи, чести - одним словом всего того, по чему мы так соскучились и чего нам не хватает в повседневной жизни.
        Сумасшедши ли обитатели сумасшедшего дома? И да, и нет. Этот вопрос остается без ответа и на уровне зрителей, и на уровне актеров, и на уровне режиссера. Не случайно их доктор говорит, что ему все труднее определить, где кончается разум и начинается безумие.
        Но у живущих в Доме есть свои странности: так, например, они никогда не желают друг другу спокойной ночи. Сон для них означает, что больше ничего не будет: "Если уснуть, то сегодняшний день кончится и начнется завтра. В сегодня мы уверены, а кто знает, что случится завтра?"
        Или другая их странность: они не читают свежих газет, но только месячной давности, потому что за месяц все неприятное из них выветривается. Не слушают радио, не смотрят телевизор. Они из мира берут только то, что может вызвать положительные эмоции.
        Разве это сумасшествие? Не стоит ли этому у них поучиться?
        Еще они ходят только по краю ковра, потому что его середина уже вытерта - а это несправедливо. Детскость, скажете вы? Но разве не на сохранение детскости указывали все учителя во все времена?
        В нашем городе часто можно встретить блаженную пару - он и она: они всегда ходят вместе, держатся за руки, разговаривают и всегда улыбаются. Когда они вместе, им не бывает скучно. Почему счастье стало уделом умалишенных? Не знаю, как вы, а я порой завидую этой блаженной паре.
        Похоже, последняя премьера этого сезона стала первой, которая показала, что Томская драма, пусть через год, стала выходить из кризиса (летом прошлого года из театра ушел известный режиссер, лауреат госпремии, обладатель первой "Золотой маски" Борис Цейтлин, за два года руководства которого драма с колен встала на ноги, театр создал свои лучшие спектакли последних десятилетий, разморозил гастрольную деятельность; он прорубил театру окно в Европу и даже в Москву на "Золотую маску").
        Может, это закон провинциальной сцены, но этот спектакль как никакой другой ярко показал, что по-настоящему выкладываются, отыгрываются на провинциальной сцене только те, кто начинает или заканчивает, - молодые и пожилые. Актеры среднего возраста могут расслабиться и пока отдохнуть, уповая то ли на свои добрые имена, то ли на профессионализм. Самое удивительное, что этот закон не работает в столичных театрах, где молодые учатся - и им дают мало играть, у пожилых мало сил, и они редко играют, а по-настоящему выкладываются только 40-50-летние.
        "Странная миссис Сэвидж" стала несанкционированным бенефисом Ольги Мальцевой (миссис Сэвидж), заслуженной артистки России, - наконец-то за долгие годы ей позволили отыграться.

16 мая 2002 г.



Если вы пользуетесь материалами этой страницы - ставьте ссылку
"АФИША: спектакли томских театров" /tafiz.ru
Copyright © 2001-2002 Андрей Киселев


Главная страница
Реклама:
рекламные агентства москвы
Шлифовка алмазными камнями и кристаллизация мрамора.
решетки на окна