Актеры на канатах

Татьяна Веснина. "Томский вестник", №25, 20 февраля 2002 г.

двойной клик для получения большого фото

Ярослав Федоришинсправка:
Ярослав Федоришин, режиссер из Львова. Родился в Хабаровске. Учился в Харьковском институте искусств на актерском факультете. Профессию режиссера получал в ГИТИСе. Двенадцать лет возглавляет драматический муниципальный театр "Воскрешение" во Львове. Он "един в трех лицах" главный режиссер, художественный руководитель и директор А также является арт-директором фестиваля "Золотой лев", который проходит на базе "Воскрешения". Работал во многих театрах Украины, Польши, Германии. Режиссерские предпочтения - мировая классика. Ставил Байрона, Клоделя, Чехова, Мольера. Вместе с театром был участником Эдинбургского, Голландского Берлинского и других фестивалей.

Актеры на канатах

На театре один из главных вопросов: чем будем удивлять? Звучит он чаще иронично или даже саркастично, но тем не менее задевает самую
основную струну режиссерского творчества. В спектакле
"Горные великаны", премьеру которого артисты Томской
драмы сыграют 21 февраля, будет много удивительного и
необычного.

Начнем с того, что это премьера будет "в кубе": во-первых, пьеса Луиджи Пиранделло Торные великаны" в России до этого не ставилась, во-вторых, это будет знакомство и с творческим почерком режиссера из
Львова Ярослава Федоришина и, наконец, в-третьих, актеры будут работать в необычной технике - часть
спектакля играется на высоте.
Любое новое имя интригует. Тем более, когда сделаны заявления такого уровня - "впервые в Томске,
впервые в России" Ярослав Васильевич приехал в Томск по приглашению Геннадия Сокурова и Юрия Пахомова. Благодаря последнему, быть может, в первую очередь Потому что Пахомов и Федоришин жили и работали во Львове, в одно и то же время учились в ГИТИСе (только на разных факультетах). Федоришин дважды приглашал спектакли Пахомова на фестиваль "Золотой лев" - "Панночку" (ТЮЗ) и "Эдит Пиаф"(ТДТ). В Томске львовский режиссер ставит два спектакля -"Горные великаны" Пиранделло и "Дорогу в Дамаск" Стриндберга.

- Томск меня интересовал своей историей, - называет еще одну причину сам Ярослав Васильевич. - Я
много слышал о сосланной интеллигенции, известных людях, что здесь культура всегда сохранялась, в том
числе и театральная. Здесь работали и Эрдман, и Попов, и другие деятели театра К тому же я никогда не
был в Сибири.

Тот факт, что приглашен режиссер из другого ныне государства работающий в другой манере, нежели
российские режиссеры, которую условно можно назвать европейской, тоже повышает градус интереса к
предстоящей премьере Быть может, поэтому встреча с Ярославом Федоришиным, состоявшаяся накануне
события, вызвала резонанс в театральных кругах.

- Зритель будет находиться на сцене. И его будет не очень много. Потому что это очень специфический спектакль, - предупредил режиссер - Во-первых, актеры работают на высоте. На канатах. Именно эти нити-канаты - это та реальность, которая отрывает человека от земли, но не уводит в небо, а зависает в воздухе Таким оформлением я добивался, чтобы возникло особое пространство. Чтобы оно было простым в эстетике и в то же время помогало работать зрительской фантазии.

Этот прием (работа актеров на высоте Федоришин уже использовал, когда ставил "Горных великанов" у себя, во львовском театре. Но в Томске да и вообще в России такая технология не использовалась. О чем спектакль? На этот вопрос Ярослав Васильевич ответил коротко: "Это
миф о театре".
Пиранделло "Горных великанов" не успел дописать. Из-за этого обстоятельства пьеса не переводилась
на русский язык. Но именно оно дало возможность режиссеру пофантазировать на тему: в каком направлении пойдет развитие мирового театра. "И поставить большой вопросительный знак в финале".

- Театр - это магия. Это как сон. Наше пребывание на земле (каких-нибудь 70-80 лет) - капля в мировом
времени. И это капля нашего пребывания здесь - неясная. То ли это сон, то ли реальность. В спектакле, кстати, и простраивается атмосфера сна. Что происходит в душе, когда ангелы нас посещают? От нас исходит что-то прекрасное, что-то теплое. Красивая и добрая энергия. Именно это в пьесе и заложено.

Для зрителя я стараюсь сделать феерию. Эстетское зрелище. Даю возможность человеку, сидящему в зале, постоянно фантазировать. Я не хочу расшифровывать содержание, смысл, идею спектакля. В театре для меня всегда важна тайна. Даже таинство чтобы вопросы - а как же так? a что же дальше будет? - подстегивали воображение. Очень важны все эти зрительские "почему". Да, на "Горных великанах" он не расслабится, как за кружкой пива. По моему глубокому убеждению, в театре зритель не должен отдыхать. И в то же время он отдыхает - садится в кресло и отрешается от повседневных забот. Я думаю, постоянное фантазирование и есть отдых. Только
это духовный отдых. Фантазия зрителя обновляет его энергию. Поэтому он не должен замечать эти два или три часа нахождения в театре.

Спектакль сложен не только для зрителя, но прежде всего для актеров. Не так-то просто ходить по канатам и при этом распевать акапельно (!) церковные псалмы. Еще сложнее попасть в ноту после того, как ты три минуты назад танцевал чуть не до упаду. Чтобы справиться с такими сложными задачами, нужна актерская техника высокого класса. И команда артистов - главные роли исполняют Елена Козловская,
Валерий Козловский, Андрей Колемасов - демонстрирует эту технику. Перед премьерой режиссер
признался, что он очень доволен актерами.

- С первого же знакомства у нас установился хороший, интересный контакт, а это всегда влияет на результат. Очень сложно построить театр, чтобы он был интересным. Потому что театр - это всегда "сегодня". "Завтра" - уже есть штамп. Завтра невозможно повторить те биотоки энергии, которые идут от актеров и от зрителей сегодня. Завтра они будут другими. И надо подготовить актерскую оболочку к тому, чтобы каждый раз актер мог играть, как в первый. Забывая про опыт. Как будто он все делает впервые. Это самое важное сейчас на театре. В разных системах это было заложено
- Станиславский или Мейерхольд, Гратовский или Барба, Стреллер или Брук. Потому что системы сходятся
в том, каким способом сделать так, чтобы актерская органика никогда не повторялась. Как научить актера
избавляться от собственного опыта, который со временем отливается в штампы, в привычные схемы? Потому что иначе театр будет неживой.
Но каждый режиссер будет делать свой театр. И в этом прелесть.

 



Если вы пользуетесь материалами этой страницы - ставьте ссылку
"АФИША: спектакли томских театров" /tafiz.ru
Copyright © 2000-2002 Андрей Киселев

Главная страница