Она была в Париже

Ольга Смирнова

Она была в Париже

        Несколько лет назад в нашем городе произошло нерядовое событие: французский режиссер с аристократическим именем Луи Ги де Пакетт поставил на сцене ТЮЗа спектакль «Лес», позже занявший первое место на всероссийском фестивале Островского. Появление в Томске режиссера и его свиты вызвало в театральных и прочих кругах примерно такой же эффект, какой, наверное, вызвала бы залетевшая в окно Жар-Птица. Расписывать эту картину в красках не стоит: одни и так знают, другие могут представить себе. Тем более что по характеру гость оказался весьма общительным и прямо-таки русским. Оля Торгаева тогда была студенткой актерского курса, набранного Олегом Афанасьевым, и с французом совершенно не общалась. Поэтому известие о том, что она будет играть в «Лесе» Аксюшу, ее поразило как гром среди ясного неба.

        - У МЕНЯ НЕ БЫЛО РАДОСТИ - только страх, что я всех подведу и опозорю русско-французский проект. Поэтому, когда Пакетт садился на стол и начинал излагать какую-то гремучую смесь из философии, мыслей о русской революции, Чернышевского и Чехова, я все это старательно записывала. Опытные актеры - они люди циничные, каких только режиссеров не видели, а я все воспринимала всерьез. И мне это страшно повредило: в конце концов, я просто не знала, что же мне надо делать. А потом Афанасьев за один раз привел меня в чувство - сел в зале, посмотрел и сказал: "Торгаева, да ты что?! У тебя же есть энергия, что ты там пищишь? Не знаю, что тебе объясняет этот... (хотя у них были прекрасные отношения), но ты должна сделать все наоборот!" Но в итоге все-таки получился очень тонкий спектакль. Пакетт сидел с актерами до ночи, объяснял, как надо работать, они курили, ругались на двух языках... Он довел нас до того, что мы уже, когда он уехал, сами собирались и репетировали - такого нет больше ни на одном спектакле.
        Еще большим потрясением для Оли стало проявление режиссерских чувств к ней. Их появление Луи Пакетт объяснил так: эта девушка абсолютно ни на кого не похожа. Для Оли все это было неожиданным как минимум по двум причинам: во-первых, во внерепетиционное время она, при своем скромном характере, режиссера всячески сторонилась, во-вторых, у нее уже были муж и дочь. О бывшем муже она вспоминает с огромной теплотой, уважением и чувством вины. Поэтому все случилось далеко не сразу и не просто, но, однако же, случилось: встречи и расставания, мучительный развод и новый брак.
        - Я знала, что он не сможет предложить мне какую-то шикарную жизнь, к тому же он к своим 42 годам ни разу не был женат, всю жизнь сознательно избегал брака. Плюс огромная разница характеров и менталитетов. К разговорам об искусстве до утра я отношусь нормально, даже сама могу иногда в этом участвовать, но только не слишком часто. Все время так жить я не в состоянии. Он - совершенно другой, очень публичный человек: его волнует война в Ираке, он будет ходить на митинги против фашизма... "Ты не смотрела новости?! Тебя, что, не интересует, будет война или нет?!" Нам бы надо как можно больше быть вместе, чтобы это преодолеть. А за то время, что мы не видимся, я от него просто отвыкаю - мне нужна как минимум неделя, чтобы привыкнуть опять. Во Франции, когда он ставил спектакль, а я в нем играла, его постоянно окружали люди, и я должна была подходить к нему чуть ли не в порядке очереди. И тут же кто-нибудь подбегал со своей проблемой. А когда он прилетает сюда - он должен увидеться со всеми друзьями, которых приобрел 6 лет назад, у них находится масса общих дел... А иначе они искренне обижаются - как это так, ты приехал, а к нам не приходишь? А то, что я его практически не вижу, мало кому приходит в голову. И вот он уезжает, и я понимаю, что опять остаюсь одна, что неизвестно, когда мы увидимся... А все знакомые: "Ой, как мы рады за тебя, Оля! Ну ты и молодец!" - "Почему я молодец?" - "Ну там же лучше!" - "Да почему лучше?!" - "Оля, ну что ты говоришь!"
        Выйдя замуж, Оля стала жить на две страны: ее мужу, представьте, так нравится Россия, что в своем скучном отечестве он отсиживаться не собирается. Да и у Оли дома достаточно дел: дочь, работа в ТЮЗе и учеба в Екатеринбургском театральном институте.
        - Все говорят: зачем тебе этот институт, если ты вышла за француза? - говорит
Оля. - У нас до сих пор существует миф, будто женщина, выйдя замуж за иностранца, моментально решает все свои проблемы и становится счастливой и богатой. Да, на Западе есть бизнесмены, которые зарабатывают много - так же, как и у нас. И есть простые люди или такие вот артисты - они зарабатывают ровно столько, чтобы просто жить и держаться на определенном уровне. Да, они получают не рубли, а валюту, но у них во столько же раз все и дороже: если у нас сок стоит 30 рублей, то там, в пересчете на наши деньги, - 250. Поэтому я в магазине стараюсь выбрать то, что подешевле, чтобы не подвести мужа. А главное, что там очень мало людей, у которых есть собственное жилье - почти все снимают квартиры. На это уходит, как правило, треть того, что зарабатывает человек. Я спрашиваю: а что будет, если с тобой что-нибудь случится? Куда человек может съехать, если заболел или потерял работу? Купить свое собственное жилье могут очень немногие. Вот машин действительно много - их имеют все, кто хочет, а главное, и те, кто не хочет, потому что система общественного транспорта просто ужасная. Машин огромное количество, а гаражей мало, поэтому стоянки все забиты. И женщины, которые и вообще бы машину водить не хотели, мучаются, ищут, где припарковаться. Поэтому здесь я нарадоваться не могу – вышел, поймал маршрутку и поехал, куда захотел.

        - Бальзам на душу – оказывается, мы хорошо устроились!

        - Может быть, когда-то во Франции и было благополучие, но сейчас люди живут трудно. Там та же самая борьба за существование, там тоже много голодных людей, бомжей. Они сидят на улицах с огромными собаками, потому что у полиции есть неписаное правило – людей с собаками в тюрьму не брать. Особенно много нищих в Париже. Иногда к нам приходят совершенно голодные театральные друзья Пакетта и сметают все, что есть. Чтобы там нормально жить, в семье должны работать двое.

        - А актеру найти работу просто?

        - Нет. Они могут найти какой-то контракт на два месяца, потом несколько месяцев нигде не работать или работать на сборе яблок – за день их вручную надо собрать какое-то огромное количество, или официантами в кафе. Потом, если повезет, опять какой-нибудь контракт. Хорошо зарабатывают лишь те актеры, которые выбились в актерскую элиту, работают в кино. В общем, походить по Парижу недельку - это, конечно, здорово, но жить там, особенно в маленьком городе, снимать жилье, искать работу... Да, я могу пойти работать в цветочный магазин, но ведь я могла бы это сделать и здесь! Единственное, ради чего - стоит все менять, - это любимый человек.
        Но большинство знакомых все равно уверено - Оля вытащила счастливый билет. Еще бы - Франция четыре месяца в году! Ведь что такое для нас Париж? Это "праздник, который всегда с тобой"...
        - Париж - это город серого цвета, потому что практически все дома построены из серого камня. Особенно когда смотришь с Эйфелевой башни - серый город, расцвеченный лишь оранжевыми пятнами черепичных крыш. Современная Москва выглядит гораздо более празднично. Но ведут они себя, конечно, гораздо раскрепощеннее и увереннее - спокойно сидят на траве в парке, для женщины не считается зазорным курить на улице... Многие люди все вечера проводят в кафе - это обычное место встречи с друзьями. Если пройти по городу мимо этих кафешек, можно встретить всех своих знакомых.

        - А сами люди? Они все-таки более вежливы или это тоже миф?

        - Да, люди более вежливые, но те же эмигранты, например, достаточно агрессивны. Летом у нас на улице была жуткая драка - дрались арабы, одного пинали так, что полотенце, которым потом промокали кровь, было все мокрое. В арабский район французы гулять не ходят. Правда, в подъездах там чище и спокойнее, потому что всюду домофоны.

        - Поговорим о веселом - что, наши женщины действительно красивее француженок?

        - Красивых и симпатичных женщин там тоже много. А вот худых действительно мало - по крайней мере, в нашей компании я самая худая, и все постоянно пытаются меня накормить. Встречаются, правда, и такие, что на них страшно смотреть - кажется, что они находятся на последней стадии истощения. То ли это гены, то ли они курили много, то ли пили что-то... А в общем-то я даже не могу сказать, как выглядит настоящий француз - типаж русской женщины я могу описать, а француженки - нет. Потому что очень много эмигрантов - африканцев, арабов - и их потомков. Когда идешь по улице, порой просто удивляешься - где, собственно, французская нация? В метро вообще ездят одни эмигранты, иногда просто страшновато заходить в вагон. А главное - как бы трудно мы здесь ни жили, мы знаем, что есть круг людей, которые нас уважают и с нами считаются. В чужой стране тебе, если у тебя что-то случилось, просто некуда бежать. Ты выходишь на улицу, видишь людей, которые идут то своим делам, разговаривают на чужом языке... Это ужасное ощущение.
        Все мои знакомые ждут оптимистичной истории, что я очень счастлива, что я получаю во Франции огромное удовольствие, что все легко и замечательно, потому что у меня появились новая одежда и новые духи... Ну, появились. Но оказывается, что это совсем не главное. Вам, наверное, тоже нужен был оптимистичный материал? - говорит на прощание Оля. - Мне жаль разочаровывать людей, но я просто не хотела врать...

«Томские новости», №9, 27.02.2003г.


двойной клик для получения большого фото

Ольга Торгаева и Луи Ги де Пакетт Ольга Торгаева и Луи Ги де Пакетт Луи Ги де Пакетт



Если вы пользуетесь материалами этой страницы - ставьте ссылку
"АФИША: спектакли томских театров" /tafiz.ru
Copyright © 2001-2003 Андрей Киселев


Главная страница