Культурный конфликт

Веста Боровикова - "Все для Вас" (интервью с Д.Васильевым)
Неизвестный автор - "Вечерний Томск" (интервью с С.Бунаковой)

Культурный конфликт

        К Новому году Театр юного зрителя выпустил премьеру «Сквозь зеркало, и Что там увидела Алиса». Наутро после премьеры, сложив с себя полномочия главрежа, г-н Васильев улетел в Москву. Есть две версии случившегося. Одна принадлежит самому Васильеву, другая - директору театра г-же Бунаковой. Ни одна из них не может быть названа объективной. Более того, в этом деле никакой объективности быть не может вообще. Представляем на суд читателя обе позиции.

 

        Димитрий Васильев
Родился 29 марта 1961 года. Закончил Московский институт культуры. С 1984 года работал в профессиональном театре, с 1989 года - в творческих мастерских СТД, стажировался в Лондоне от Фонда Маргарет Тэтчер. Далее работал в Театре русской драмы в Москве, стажировался в Школе современной пьесы театра Рейхельгауза, работал в провинциальных академических театрах Курска, Нижнего Новгорода, Пскова.

Димитрий Васильев: «Дело не в деньгах, а в приоритетах»

        - Как вы думаете, чем ваш режиссерский метод не устроил г-жу Бунакову?

        - Я думаю, что разговор идет не о методе, а о личностях. Метод здесь ни при чем. Когда режиссер унижает артистов, унижает кого бы то ни было в театре, - тогда можно говорить о методе, о том, что этот метод, допустим, неприемлем. А если этого нет, то получается совсем другая история. Может быть, я ошибаюсь, но я так понимаю, что, видимо, просто не устраивают какие-то личностные качества.

        - Энергия конфликта - это основа драматургии. Нельзя ли было использовать ее как топливо для режиссерского поиска?

        - Наверное, я не принадлежу к тем людям, которые из конфликта вытаскивают творческую энергию. Для меня конфликт всегда разрушителен. Конфликт драматургии иной. В драматургии мы изначально знаем, что спектакль закончится и мы пойдем домой. В жизни так не получается.

        - Отталкиваясь от конфликта, можно срежиссировать отношения так, чтобы дать горячее энергетическое начало новым отношениям. Вы пытались?

        - Вы знаете, я в этой жизни никогда никого не хотел победить. Под этим солнцем, под этим небом места хватит всем. Я даю вам честное слово, что никаких плохих слов за все время работы директор от меня не услышала.

        - Но места под солнцем вам все же не нашлось?

        - С самого моего приезда очень трудно шла работа главного режиссера. Этот конфликт начался сразу. Например, назначение на роли. В любом театре это прерогатива главного режиссера.

        - Это априори. Здесь разве не так?

        - Здесь директор сама назначает на роль. «Вот этого не надо, а вот этого надо. И это так будет!» Я говорю: «Ладно, если вы так считаете, пусть будет так». Названия пьес, которые я предлагал, были отвергнуты.

        - А что это за пьесы?

        - Это Фейдо. «Дамский портной». Это Ануй. «Ужин в Сен-Улиссе».

        - Это на большого любителя.

        - Не скажите. Это романтическая драматургия. Весь этот план был почикан.

        - А что устроило?

        - Ничего. Только «Не все коту масленица» и сейчас «Алиса».

        - А взрослый репертуар?

        - Нет-нет. Только один спектакль, Островский. Я планировал три спектакля, но надо понимать, что есть и финансовые, и организационные трудности. Три спектакля не получилось. Но получилось два. Но дело не в этом. Какой-то спектакль нужно ставить чаще, чтобы театр жил, какой-то - реже. Но и тут Светлана Евгеньевна сказала: «Нет, так не пойдет». Когда я уеду, успейте сходить на «Кота». Потому что он будет загублен.

        - Почему?

        Потому что его поставят один раз в месяц. А это для пьесы с таким языком - смерть.

        - Кстати, в каком состоянии вы нашли труппу театра?

        - В проблемном. Но я видел труппы, которые более разбиты. Здесь труппа, с которой можно работать. За это время проделана колоссальная работа. Артисты начали заниматься сценической речью, танцами. Я провел мастер-класс в театре, сделали литературную гостиную Николая Гумилева.

        - Вы, кстати, как-то осваивали культурное пространство Томска?

        - Я все время проводил здесь, в театре, но кое-что мне посмотреть удалось. Я видел «Слугу двух господ» в «Скоморохе», «Вассу» и «Мадам Генерал» в драматическом. Не в диктофон будет сказано, но смешно и грустно об этом говорить
- мне даже не выдавали приглашений на спектакли, которые приходили в театр на мое имя. Для меня до сих пор загадка - почему. Может быть, чтобы я не отвлекался от работы.

        - Вы пытались урегулировать ваши отношения, спрятавшись за должностные инструкции? Там же все прописано. Ясно сказано, что репертуар, например, составляет главреж. И так далее.

        - Безусловно, пытался.

        - И чем все это кончилось?

        - Директор попросила написать заявление. Сначала обвинив в развале всей работы театра.

        - Вы не допускаете мысли, что директор театра просто считает, что вы обходитесь ей слишком накладно? Что можно взять других, числом поболее, ценою подешевле?

        - Вполне возможно: но вопрос не в деньгах, а в их приоритетах. В том, куда мы эти деньги направим. При любых деньгах, если две ли нии директорская и творческая идут в одном направлении, все складывается. Смета «Кота» очень маленькая. А спектакль удался. Деньги - не главное.

        - Последний вопрос. Ваше отношение к ситуации в театре повлияло на ваше отношение к Томску?

        - Конечно нет. Мне нравится Сибирь. Сибиряки совершенно иные, чем москвичи. Мне интересна труппа, очень жаль с ней расставаться. Если бы в этой ситуации хоть что-то зависело от меня, я бы, конечно, остался.

        Веста Боровикова. Фото Андрея Кузнецова.

 

        Светлана Бунакова
Родилась 26 февраля 1958 года. Закончила РАТИ. В профессиональном театре с 1990 года. Работала в Северском театре для детей и юношества, Северском музыкальном театре, департаменте по культуре Томской области. Имеет два высших образования: техническое инженерное и менеджерское. С прошлого года - директор Томского ТЮЗа. На свой руководящий пост попала, обойдя в конкурсной гонке двоих мужчин. Говорит, что на руководящей работе женщине сложнее, чем мужчине. Однако глубоко уверена в том, что умная женщина сможет не то что управлять театром, но и перевернуть мир.

Светлана Бунакова: «Театр продолжает жить и работать»

        - Светлана Евгеньевна, какова ваша оценка ситуации, которая сложилась в театре в связи с уходом главного режиссера?

        - Когда уходят с одной работы на другую, например, инженер на заводе или управляющий банка, это «событие» не становится предметом обсуждения во всем городе. А у нас просто по прихоти одного человека внутренние дела театра сделались достоянием всех и каждого. Вот скажите, если бы у матери были проблемы с ребенком, стала бы она их обсуждать на улице с каждым встречным? Да, она может его воспитывать, даже ругать, но ни один человек, если это истинно мудрая женщина, не будет знать об этом. И она никому не даст обсуждать свое дитя. В глазах тех, кто не относится к их семье, они всегда будут оставаться беззаветно любящими друг друга близкими людьми.
       
Театр - мой второй дом. Все мы здесь - как одна семья. И я, как директор театра, понимаю, что любые пересуды ни мне, ни труппе, ни работникам в цехах не нужны; они подрывают имидж театра, который в последнее время начал меняться в лучшую сторону. Нельзя рубить сук, на котором сидишь, и плевать в колодец, из которого самому же придется пить... Надеюсь, меня наконец-то поймут. Хотя бы после общего собрания коллектива театра, которое состоялось на днях. Какая разница зрителю, например, в том, как мы решаем какие-то организационные моменты, где находим материалы и деньги для постановки спектаклей? Если судить по большому счету, то я уверена на все сто: среди томского зрителя мало кого волнует, кто именно является директором театра или его главным режиссером. Для мам-пап или бабушек-дедушек главное - иметь возможность в выходной прийти с детьми или внуками на красивую, интересную, волшебную сказку. И мы должны им обеспечить встречу с чудом, оправдать их ожидания. Вот и все. А кто там директором или режиссером театра является - для них уже дело второстепенное.

        - Что послужило толчком именно для такого поворота событий?

        - Спорная ситуация, которая возникла во взаимоотношениях директор - главный режиссер, не должна была выходить за пределы рабочего кабинета. По какой-то причине это все же произошло. И дело тут даже не в Васильеве, как режиссере. И даже не в Димитрии Юрьевиче, как человеке. За случившееся я не могу винить только и только Васильева, поскольку дело даже не в нем самом. Просто он, сам того, наверное, не желая, по воле случая стал пешкой в чужой игре. У меня к нему были претензии только как к главному режиссеру. Дело в том, что мы по-разному понимали задачи, которые нужно было выполнять. Васильеву были нужны и важны только его постановки, при этом он не выполнял те обязанности, которые обычно возлагаются на главного режиссера в театре. Ведь кроме удовлетворения своих творческих потребностей, есть ещё и повседневная работа, которая требует приложения немалых сил. Мне же, как директору театра, нужна нормальная работа детского театра. Не нужно забывать: мы - прежде всего театр юного зрителя. Не драма, не сатира... Мы уже достаточно поставили спектаклей для взрослых и для ребят средних или старших классов за этот новый сезон. И сейчас нужно делать сказку к весенним каникулам для маленького зрителя, дошколят и учеников начальных классов, для которых у нас пока не было поставлено в этом сезоне нового спектакля. Кстати сказать, работа над весенней сказкой идет полным ходом, и томских ребятишек, как всегда, ожидает новый сюрприз от Театра юного зрителя.

        - Насколько сильно повлиял на работу ТЮЗа уход Васильева в середине сезона?

        - Для Театра юного зрителя не наступил крах только потому, что в середине сезона его бросил главный режиссер. Театр продолжает жить и работать. Васильев пришел к нам работать совсем недавно. И до его появления жизнь не стояла на месте. А чтобы не быть голословной, назову несколько цифр. За 2004 год мы выполнили план на 104,6 процента. За это время было продано билетов на 2 850 900 рублей, а спектакли нашего театра посмотрели более шестидесяти тысяч зрителей. За год при плане пять мы выпустили семь премьерных спектаклей. А кроме бюджетных денег, которые нам выделяются для постановки спектаклей, в минувшем году около десятка спонсоров нам оказали помощь на сумму 336 тысяч рублей. Из них 277 тысяч деньгами, а остальное - материалами, необходимыми для работы над спектаклями. Мы получили на 60 тысяч пиломатериалы, железо, ткани, поролон для изготовления костюмов и декораций.
       
За прошедший год проделана колоссальная работа по обновлению оборудования в цехах, по ремонту кровли, фасада здания, кассового вестибюля, сцены, которая долгое время была в аварийном состоянии. На 700 тысяч приобретено аппаратуры в звуковой цех, закуплено световое оборудование стоимостью два миллиона рублей. Произведено переоборудование некоторых помещений для того, чтобы посещающие театр инвалиды могли свободно передвигаться на инвалидных колясках. И это далеко не все. Эта работа велась задолго до появления режиссера Васильева в театре, не прекратится она и после его ухода. Творческий процесс тоже прервался ни на один день. В цехах уже сейчас идет работа над новым спектаклем, который томичи увидят в весенние каникулы.

        - Как вы считаете, сложно ли будет театру найти своего главного режиссера?

        - Что касается поисков нового режиссера и планов на будущее, то, во-первых, я теперь буду более осторожной. А во-вторых, я буду долго думать, прежде чем предлагать кому-то должность главрежа. Я сильно ошиблась один раз, этого было достаточно. Для того чтобы поднять престиж театра на российском уровне, мне, как театральному менеджеру, нужен режиссер, который мог бы поставить фестивальный спектакль. И «Школьные сочинения» Васильева, на мой взгляд, заслуживают быть представленными на фестивале. Мы также, причем ещё при Васильеве, начали готовить документы и на другой его спектакль - «Не все коту масленица», который я тоже планирую вывезти на театральный фестиваль. Поэтому он зря считает, что с его уходом спектакль будет загублен. Он мог бы сделать себе имя, работая в ТЮЗе. До этого он нигде не был главным режиссером, только очередным, и в Томске получил прекрасную возможность подняться выше. Не захотел или не смог... Но он сделал свой выбор. А недостатка в кандидатурах у меня нет, поверьте. Я как раз сейчас выбираю, кого пригласить в ТЮЗ из тех режиссеров, кто хотел бы работать
снами.

* * *

        Когда мы прощались, в кабинете Светланы Бунаковой зазвонил телефон. По ответам директора ТЮЗа на вопросы человека, находившегося на другом конце провода, стало ясно: это один из кандидатов на должность режиссера. Который со временем вполне может стать и главным. По-настоящему, как того заслуживает Театр юного зрителя, которому в 2005 году «стукнет» 25 лет.

"Вечерний Томск", 22 января 2005 г.



Если вы пользуетесь материалами этой страницы - ставьте ссылку
"АФИША: спектакли томских театров" /tafiz.ru

 


Главная страница
Реклама:
купить английский для корпоративных клиентов .