Алексей Черный: "С Виндерманом работал бы даже на Северном полюсе"

Мария Симонова

Алексей Черный: "С Виндерманом работал бы даже на Северном полюсе"

        Алексей Черный, известный композитор, заслуженный деятель искусств России, работавший с популярными советскими исполнителями, автор музыки к множеству спектаклей самых разных театров, бывает в Томске нередко. Причина такого внимания к нашему городу - многолетняя дружба с Романом Виндерманом и со всем театром "Скоморох". Музыка Черного звучала в "Трех мушкетерах", "Самом правдивом", "Было или не было", во "Сне в летнюю ночь", в мюзикле "Из Пушкина нам что-нибудь..." …Впрочем, все спектакли и не перечислишь. С концертом, посвященным, памяти друга, участвовал Алексей Лейбович во 2-м международный фестиваль театров кукол "Безграничный театр". А нынешней осенью Черный оказался в Томске, чтобы помочь ТЮЗу.

        - Я в Томске очень много раз бывал, и как-то всегда у меня складывалось впечатление, что ТЮЗ - это неблагополучный театр, там все время какие-то проблемы - рассказывает Алексей Лейбович, - И вдруг мне в Москву позвонила Светлана Бунакова и сказала, что ее только что назначили директором, театр в ужасающем состоянии и у нее есть твердое намеренье сделать из него настоящий хороший театр. Она предложила мне сотрудничество. Для меня, как, наверное, для любого человека, это лестно, когда предлагают "Давай сделаем театр". Я не знаю, может, я слишком самоуверен и переоцениваю свои возможности, тем не менее, я попробую помочь Светлане Евгеньевне, чтобы театр получился. Для этого я нашел в Москве Александра Литвина, режиссера международного класса.
        - Что именно он будет ставить в ТЮЗе?
        - Это пьеса "Мисс Гоббс" Джерома К.Джерома. Я привез музыку, которую написал для этой пьесы, я надеюсь, что спектакль будет хорошим - он легкий, смешной, очень изящно написанный.
        - Вы ведь стали бывать в Томске из-за своей дружбы с Романом Михайловичем?
        - Да, и сейчас я приехал сюда и первое, что я сделал, это пошел на могилу с его женой Любовью Петровой. Роман Михайлович Виндерман - это самый близкий мой друг… был. К сожалению, это плохо произносится "был", мне все не верится, что его больше нет. И если бы он даже на Северном или Южном полюсе с пингвинами поставил спектакль, то композитором был бы я (он работал практически только со мной из композиторов). Но, к счастью, он работал не на Южном полюсе с пингвинами, а с замечательными людьми, которых я самым нежным образом люблю и в Томске, который был хорош и раньше, а сейчас - просто красавец-город.
        - А как Вы познакомились с Виндерманом?
        - Абсолютно случайно, это было году в 1975-м. Я написал поп-оперу (в основе была знаменитая история "У попа была собака", поэтому поп-опера) и принес ее показать директору Московского театра кукол. В углу стоял бородатый дядька, молчал, вроде бы даже и не слушал. Но как только я вышел из кабинета директора, выскочил за мной и сказал: "Я буду ставить". Я говорю: "А вы кто?" Он: "Я - Роман Виндерман". Эту оперу он поставил в Свердловске.
        - Вы пишете музыку уже много лет…
        Да, мне сейчас 58 лет, а плотно работать, сочинять я начал в 18. Значит, уже 40 лет. Не знаю, как я стал композитором. Я был круглый двоечник и в обычной школе, и в музыкальной, куда меня заставляли ходить. Я понимаю, как становятся, например, химиками - человек хорошо учится по химии, знает, куда поступать. Но как человеку приходит в голову стать человеком арта…
        - Может быть, сказались гены? Ведь Ваши родители были музыкантами.
        -Нет, совсем не обязательно. У моего сына тоже папа - композитор и заслуженный деятель исскуств. А он занимается компьютерами, зарабатывает много денег и даже не думал стать человеком искусства. А я в компьютерах ничего не понимаю, даже не могу воспроизвести название фирмы, где он работает.
        - До того, как вы начали работать с театрами, вы ведь писали музыку для известных советских исполнителей? Что произошло потом?
        Да, я писал "песни советских композиторов", их пели Толкунова, Кобзон, Юрий Гуляев, Елена Камбурова и звезды джаза, такие как Гюли Чухеле (это лауреат грант-при "Сопота"). Я хорошо знаю всех этих исполнителей, мы общаемся до сих пор. Потом была история, из-за которой я ушел из сочинения эстрадной, джазовой музыки, не хочу об этом говорить, уже нет в живых людей, с кем это связано. Я хотел в театр. И я придумал себе такую профессию - "театральный композитор" (на самой деле такой нет, композитор, который более-менее знает и любит театр может сочинять для него музыку). Я закончил ГИТИС, режиссерский факультет, для того, чтобы завести театральные связи. С тех пор я преимущественно пишу для театра.
        - А для кино?
        - Кино меня не интересует вообще, как вид искусства. Нет, жить на что-то надо было, поэтому я написал музыку для десятка фильмов для денег. Но меня не интересует кино, как, например, и балет. Я несколько раз смотрел балет и несколько раз смотрел кино и всегда с "холодным носом" выходил оттуда. А в театре, даже если спектакль мне не очень нравится - все равно я сопереживаю… Для меня театр- это настоящее искусство. Это неистребимо.
        - Но финансово, наверное, быть театральным композитором не очень выгодно?
        - Да, кино, безусловно, выгоднее. Но я не стремлюсь к богатству и считаю, что о деньгах надо вспоминать только когда их нет.
        - То есть у вас нет такой проблемы?
        - -Бывает, есть, тогда я вспоминаю. Порасстраиваюсь, порасстраиваюсь и успокоюсь… Я считаю, что жизнь такая короткая и вряд ли стоит посвящать ее зарабатыванию бумажек.
        - За годы сотрудничества с театрами у Вас наверняка был любимый спектакль?
        - Да, это "Сон в летнюю ночь", поставленный Романом Виндерманом совместно с американским театром. Я обожаю этот спектакль, я его вспоминаю с такой теплотой…Я играл там роль музыканта, придуманную специально для меня. Знаете, этот спектакль удивительным образом неровно шел (как мне кажется, это один из главных признаков действительно талантливой работы). "Сон" всегда менялся. Он был очень крепко сколочен с одной стороны, а с другой - все время дышал.
        - Кроме "Скомороха" есть еще какие-то театры, с которыми Вы сотрудничаете уже много лет?
        - Да, я обожаю Тульский академический театр драмы, там работает мой близкий друг, Александр Попов, народный артист России, профессор, я считаю, один из самых больших режиссеров, которые сейчас работают в России. Я для него очень много написал. Кстати, мюзикл "Из Пушкина нам что-нибудь", который у вас идет, написан изначально для Попова. А потом Роман Михайлович услышал и говорит: "Дай". Я говорю: "На"…
        - А Попов?
        -А я же не продавал авторские права…И Попов, кстати, тоже дружил с Виндерманом, они вместе учились во ЛГИТМиКе когда-то, он за Рому только порадовался. Спектакли же совершенно разные получились.
        - В свой предыдущий приезд Вы рассказывали про московский театр-школу "Татьянин день", которым Вы руководите. Как там сейчас обстоят дела?
        - Сейчас школы, к сожалению, нет по объективным причинам. Заболели два главных в этой школе человека. Серьезно заболел наш педагог и знаменитый режиссер Гедрюс Мацкявичюс (его сын Эрнест Мацкявичюс - ведущий на телевиденье), и у меня был обширный инфаркт. Но к моей радости четыре человека из нашей школы в этом году поступили в театральный институт. Мы с каждым из них это отпраздновали, мы продолжаем дружить, они выросли у меня на глазах.
        - Над чем, кроме спектакля, который репетируется в нашем ТЮЗе, вы сейчас работаете?
        - Я сговариваюсь с Волгоградским музыкальным театром о написании мною большого мюзикла - мюзикла с настоящим оркестром, без фонограммы, с балетом, хором. Постановка будет по книге Кунина "Иванов и Рабинович" ( Я считаю, эта повесть - "Золотой теленок" наших дней).
        - А в "Скоморох" Вы в ближайшее время не собираетесь?
        - Хотя у меня замечательные отношения со всеми в этом театре - и с дирекцией, и с артистами, и я вижу, когда приезжаю, что мне искренне рад - мы никак не можем совпасть. Все время говорим, что надо бы, надо бы… Я очень надеюсь, что меня позовут, и я, конечно, брошу все и приеду в Томск.
        - В каком состоянии, на Ваш взгляд, в данный момент находится этот театр?
        - Это вопрос очень сложный, он сейчас на пути к чему-то новому. И сказать, что уже этот путь выбран и найден - невозможно. Виндермана заменить не сможет никто. И не надо, я считаю, стремиться воссоздать тот старый "Скоморох". Должен прийти новый режиссер и прямо с нуля строить свой театр. И когда он построит - тогда только можно говорить, получилось или нет. И дирекция, и артисты, и я - мы очень хотим, чтобы пришел какой-то талантливый человек. И если это от меня как-то будет зависеть, если я встречу где-то такого человека, то я его обязательно буду уговаривать приехать главным режиссером именно сюда.

"Красное знамя", 30.09.2003.



Если вы пользуетесь материалами этой страницы - ставьте ссылку
"АФИША: спектакли томских театров"


Главная страница
Реклама:
Чем по другой технологии, барахолка купить электродвигатель.
ремонт холодильников индезит
лептоспироз